Отечество.ру » Семья победы » Ермаков Михаил Николаевич

Ермаков Михаил Николаевич

12-01-2018, 12:44 просмотров: 163, комментариев: 0

Однажды дедушка рассказал мне, что рос без отца. Его папа не вернулся с войны. Дед признался, что в детстве очень завидовал ребятам, у которых были отцы. «А я даже не знал, как и где он погиб. Пропал без вести – это все, что нам сообщили после войны», – сказал он. После этих слов мне очень захотелось больше узнать о своем прадеде. Узнать, пока еще живы люди, которые могут о нем рассказать. Где воевал? В каких сражениях участвовал? Где похоронен? Интересно все.

Цель: найти информацию о судьбе своего прадеда, солдата Великой Отечественной войны Ермакова Михаила Николаевича.

Задачи:

– узнать у родственников все, что они знают о судьбе прадеда;

– найти информацию о военных сражениях, в которых он участвовал;

– выявить причины, по которым деда записали в без вести пропавшие;

– выяснить, где погиб мой прадед, и найти место его захоронения;

– доказать, что о многих без вести пропавших в годы войны можно найти информацию.

Гипотеза: мой прадед Михаил Николаевич Ермаков не пропал без вести. О его судьбе должна быть хоть какая-то информация.

Мною использовались следующие методы исследования:

– изучение и анализ архивных документов;

– беседы с родственниками, учителем истории нашей школы, работниками музеев;

– изучение литературы о войне и обобщение полученной информации.

Глава 1

 

Без вести пропавший

 

 

Мой дедушка – Николай Михайлович Ермаков – родился в деревне Бартоломеевка Ветковского района. Он рос в многодетной семье. У деда было четыре сестры и один брат. К сожалению, сейчас в живых остался только дедушка (самый младший) и его сестра Надежда Михайловна. Именно с разговора с ними я и решил начать свое исследование.

Вот что рассказал дедушка.

Когда прадед (Михаил Николаевич) уходил на фронт, моему деду было около двух лет. Своего папу он не помнит. Не помнит его лица, его голоса. На войну Михаила Николаевича провожали 30 июня 1941 года. Около трех десятков мужчин из Бартоломеевки пешком пошли в направлении Добруша. «Мама рассказывала, что отец нес меня на руках почти через всю деревню, пока командиры не приказали ему попрощаться со мной. Он крепко прижимал меня к себе. Я помню, какой теплой и колючей была папина щека. И это все, что осталось в памяти», – со слезами в голосе говорил дедушка.

С того дня про моего прадеда ничего не было известно. На фронт он взял карандаш и бумагу, но в семью так и не пришло ни одного письма. Пришло только извещение, что Михаил Николаевич Ермаков пропал без вести. Это было уже после войны – в 1947 году. Мой дедушка помнит, что его мама не теряла надежды хоть что-то узнать об отце. Она не верила, что человек может бесследно исчезнуть. Наталья Константиновна ходила по ближайшим деревням и расспрашивала вернувшихся с войны. Но никто ничего о нем не знал.

Когда дед стал взрослым, он продолжил поиски. Посылал запросы в архивы с просьбой сообщить о судьбе отца. Но ответ был один: «Пропал без вести». Дедушка потерял всякую надежду найти хоть какую-то информацию и приостановил поиски.

Глава 2

 

Из небытия вернул интернет

 

Поиски информации мы решили продолжить в интернете. Выяснили, что наиболее полная база данных о защитниках Отечества, которые погибли или пропали без вести в годы войны, размещается на сайте «Мемориал» (http://www.obd-memorial.ru). Мы ввели фамилию, имя, отчество прадеда и нашли 47 (!) совпадений. С волнением стали читать, откуда родом солдаты. 47-й Ермаков Михаил Николаевич оказался из Бартоломеевки. Все остальные данные в его персональной карточке также совпали: адрес, куда сообщать о смерти, фамилия, имя и отчество жены. Сомнений не осталось – это был мой прадед.

Карточка была на немецком языке, большинство сведений переведено на русский. Как оказалось, мой прадед попал в плен. Это случилось 6 октября 1941 года. 11 месяцев он находился в лагере для советских военнопленных – oflag 57. Место пленения – Коробцы. Судьба – погиб в плену в сентябре 1942 года. Место захоронения – Хорош. А главное – на карточке есть фотография. На ней прадед держит железную табличку с фамилией и лагерным номером – 8434. Когда дедушка впервые увидел карточку с фотографией, он заплакал. Это был единственный снимок его отца. Дед даже не представлял, как выглядел его папа. Оказалось, они похожи. «Присмотрись! Он – это ты, только очень худой», – сделала вывод дедушкина сестра, когда внимательно рассмотрела фотографию.

На сегодня мы расшифровали почти всю информацию из персональной карточки: помогли знакомые из Германии, а также сравнение с карточками других военнопленных. Вот что узнали. Прадед был невысокого роста, темноволосый. Служил в 7-м стройбатальоне. Гражданская профессия: крестьянин. Из карточки дедушка узнал, что фамилия его бабушки до замужества была Павлючкова. Есть отметка о сделанной прививке и о том, что с мая 1942 года Ермаков Михаил Николаевич находился в лазарете, где и умер. Внизу карточки карандашом по-немецки написано: «Отказался быть солдатом». Прадед не захотел служить фашистам.

Мы узнали, что информация о прадеде находилась в Центральном архиве Министерства обороны СССР. О том, что он погиб в плену, было известно еще в 1947 году. Почему же родным не сообщали о судьбе солдата? Почему в книге «Память. Ветковский район», которая вышла в 1998 году, было сказано, что мой прадед пропал без вести в 1944-м? Ответ нашли на сайте «Память народа: подлинные документы о Второй мировой войне (http://www.pamyat-naroda.ru). Оказывается, документы о советских военнопленных долгое время были секретными. Их рассекретили только в 2007 году.

Глава 3


Место пленения – Коробец

 

Мне стало интересно, в каких сражениях участвовал мой прадед. «Нет данных о точках боевых действий в составе воинских частей на период службы героя» – такую информацию выдал сайт «Память народа». Населенный пункт Коробцы тоже не нашли. Были похожие – Коробец (Смоленская область, Россия), Коробчицы (Гродненская область, Беларусь), Коропец (Тернопольская область, Украина).

Чтобы проще было искать, решили узнать, какие сражения проходили в дни, когда прадеда взяли в плен. За помощью обратились к учителю истории нашей школы Татьяне Николаевне Колесник. По ее мнению, местом пленения могло быть село Коробец, что в Ельнинском районе Смоленской области. В районе Смоленска летом и в начале осени 1941 года шли кровопролитные бои. Погибло очень много людей. Мы позвонили в музей Коробецкой школы и Ельнинский историко-краеведческий музей. Нам рассказали, что в сентябре 1941 года проходила Ельнинская освободительная операция. Бои шли и за железнодорожную станцию Коробец, которая в 20 км от Ельни. В результате 6 сентября Ельню отбили у немцев. Это был переломный момент в войне, который вдохновил наших воинов, уставших от поражений. Через месяц Ельню снова захватили немцы. 4 – 6 октября в районе шли ожесточенные бои. Часть войск попало в окружение. Погибли тысячи красноармейцев. Многие попали в плен.

Чтобы удостовериться, что мы на верном пути, решили ознакомиться с персональными карточками других узников концлагерей. Оказалось, что у 17 военнопленных местом пленения указаны Коробцы, а у более чем 80 – Коробец. Причем и Коробцы, и Коробец часто записаны как железнодорожные станции. Среди плененных в населенном пункте Коробец несколько человек, как и прадед, были из 7-го стройбатальона, родом с Гомельщины и в плен попали 5 или 6 октября 1941 года. Поэтому мы почти уверены, что прадеда пленили в Коробце. А путаница с названием произошла из-за неправильного перевода.

Сделали и еще одно открытие. Среди плененных в Коробце двое, как и прадед, оказались из Бартоломеевки. Позвонили дедушкиной сестре и выяснили, что это наши родственники. Они тоже считались без вести пропавшими. Один из них – Петр Спиридонович Ильин, как и прадед, попал в плен 6 октября и находился с ним в одном лагере.

Глава 4

 

В поисках места захоронения



Осталась еще одна очень важная задача – найти место, где похоронен прадед. Офлаг 57 находился в польском городе Остроленка. Правда, населенного пункта Хорош в Польше мы не нашли. Зато недалеко от Белостока разместился Хорощ. В персональных карточках узников концлагеря место захоронения написано по-разному: Хорош, Хорощ, Корош, Горощ… Снова путаница с названиями.

Рассмотрели карту Белостокского повета. И оказалось, что от Остроленки, где находился лагерь, до Хорощи, места захоронения прадедушки, более ста километров. Зачем погибших везти так далеко? Может, мы что-то напутали? Истину нашли на форуме «Авиация СГВ» (http://www.sgvavia.ru). Оказывается, лагерь только на бумаге находился в Остроленке. На самом деле узников держали в селе Хорощ. Раньше там была психиатрическая больница. В Хорощи находился и лазарет для военнопленных. А хоронили узников концлагеря на площади около больницы. Может, там и лежит мой прадед? В Хорощи остались могилы военнопленных, однако часть узников перезахоронили на кладбища в Белостоке. Поэтому точно сказать, где лежит мой прадед, пока нельзя. Именные списки военнопленных, захороненных в Польше, есть у Польского Красного Креста. Мы послали туда запрос. Послали запрос и в бывшую справочную службу Вермахта. Отправили также письмо дирекции больницы в Хорощи с просьбой рассказать, что произошло с могилами военнопленных.


Выводы

 


Исследовательская работа позволила многое узнать о моем прадеде. Первоначальная гипотеза оказалась верной: он не пропал без вести. Мы установили, что Ермаков Михаил Николаевич погиб в фашистском концлагере офлаг-57 в сентябре 1942 года. В октябре 1941-го он попал в плен, скорее всего это случилось в районе железнодорожной станции Коробец в Смоленской области. Концлагерь находился в польском селе Хорощ. Захоронен прадед или возле психиатрической больницы в Хорощи, или на городских кладбищах в Белостоке. Погибли в плену и еще двое моих родственников, считавшихся без вести пропавшими.

Я убедился, что многих воинов, пропавших без вести, можно вернуть из небытия. Сейчас для этого есть много возможностей. Поиски места захоронения прадеда обязательно продолжим. Очень хотелось бы съездить поклониться могиле прадеда. Пусть она даже будет братской. Мой прадед умер более 70 лет назад, но я очень хочу, чтобы память о нем была жива. Ведь он отдал жизнь за нашу победу. Я верю: пока мы помним о людях, пока чтим их могилы, они живы. Живы в наших сердцах.

Литература

1.​ История Великой Отечественной войны Советского Союза 1941 -- 1945 (в 6 томах). — М.: Воениздат, 1960-1965.

2.​ Памяць. Веткаўскі раен. Гіст.-дакум. хроніка – БЕЛТА, 1998.

3.​ http://www.obd-memorial.ru/   

Сайт «Мемориал».

4.​ http://www.pamyat-naroda.ru/

Сайт «Память народа: подлинные документы о Второй мировой войне».

5.​ http://www.sgvavia.ru/

Сайт «Авиация СГВ». 

6.​ http://www.dokst.ru/

Сайт объединения «Саксонские мемориалы».




Статьи по теме:
Понравилась статья? Поделись с друзьями!!!

Каталог учреждений

Мультимедиа

Панель управления