Отечество.ру » Семья победы » Жиленко Николай Алексеевич

Жиленко Николай Алексеевич

19-01-2018, 12:01 просмотров: 207, комментариев: 0

Война стала огромным испытанием для всех людей. К сожалению, они не закончились девятого мая тысяча девятьсот сорок пятого года, поскольку ещё долго приходилось восстанавливаться. После столь огромных потерь не так просто было вернуться к мирной жизни. Не так легко было пережить потери близких и дорогих людей и, кроме того, восстановить своё хозяйство, поверить в благополучие. Должно было пройти много времени, чтобы зажили все раны, особенно душевные, полученные в результате борьбы за выживание, борьбы за жизни родных людей, борьбы за жизнь своей страны.

 

Эта страшная война оставила неизгладимый след на жизненных дорогах людей того поколения, участников этой войны, разрушила навсегда их планы и надежды. Многим приходилось после войны начинать жизнь сначала. Поколение тех, кто воевал, кто отвоёвывал для нас эту Победу, уходит в историю. Ряды ветеранов сокращаются. К счастью, в числе моих родственников есть человек, который принимал участие в этой страшной войне и кого мы сегодня уважаем и любим.

 
Николай Жиленко родился в 1920 году в сельской местности Донецкой области в бедной крестьянской семье. Детство его было тяжёлое, так как оно пришлось на первые годы после Октябрьской революции: это были годы НЭПа, восстановления хозяйства. «Бабуши и дедушки умерли еще до моего рождения. Знаю их по рассказам родителей и старшей сестры. В семье отца было семеро детей, в семье матери – пятеро. Все они занимались сельским хозяйством. Моя мама Анисья Григорьевна была очень трудолюбивой хозяйкой. Всю свою жизнь она отдала детям, а нас было семеро: две дочери и пять сыновей. С шести-семилетнего возраста я участвовал с братьями в сельхозработах: водил по кругу волов, которые тащили каменную колоду для обмолота пшеницы. Когда мне было почти девять лет, старший брат Виктор отвел меня в первый класс».

 
Николай Жиленко был тихим, спокойным, примерным мальчиком, учился «на отлично», и редко у него бывали четвёрки. В 1936 году, закончив семилетку в своём селе «на отлично», он поступил в Ясиноватскую среднюю школу № 1, где уровень преподавания был гораздо выше, чем в семилетке, и обучение велось на украинском языке, в результате этого Николай Жиленко из отличника превратился в отстающего ученика. Он увлекался химией, и поэтому в летние каникулы между девятым и десятым классами поступил учеником  в химлабораторию Макеевского металлургического завода, где проработал более двух месяцев, но затем бросил работу на заводе и закончил десятилетку.

 

 

 

Был очевидцем, как рабочие на тачках и носилках таскали кирпич, щебень, цемент, растворы. Это были годы массового строительства заводов и фабрик. Котлованы под фундаменты копались, как правило, вручную, а грунт отвозили телегами, запряженными одной лошадкой, а то и ручными тачками. Любая стройка напоминала большой муравейник. В такой обстановке рождались рекорды. В 1938-м встал вопрос: какую выбрать профессию? Так закончилось его детство, и началась взрослая жизнь. Николай Жиленко мечтал о великих победах, о великих открытиях.

 

 

 

Но приближался 1941 год – год начала Великой Отечественной войны; в воздухе уже пахло порохом, гитлеровская Германия вела войну в Западной Европе. В 1938 году, когда Николай Жиленко перешёл в десятый класс, он поступил в военное училище, так как пришло время выбора профессии. Раздумывать над этим долго не приходилось, так как в то время у молодёжи было сильно развито чувство патриотизма, а военные школы и училища объявляли массовый набор. Девять парней из его класса решили поступать в военные училища. Он – в Одесское артиллерийское. Незаметно для Николая Жиленко пролетели три года его учёбы в артиллерийском училище. Приближалось время выпуска из  училища. 

 

По существовавшей программе выпуск лейтенантов-командиров проводился всегда в конце августа – начале сентября, но набор, в котором числился Николай Жиленко, было решено выпустить в конце мая по причине того, что на осень 1941 года во всех военных округах намечались грандиозные учения всех родов войск, в которых выпускники училищ должны были участвовать и пройти стажировку. Как потом оказалось, эти «учения» для них и для всей страны начались 22 июня 1941 года и продлились более четырех лет. По окончании учёбы в Одесском артиллерийском училище, пять молодых лейтенантов – Панов, Гаврюшенко, Немченко, Горелик и он – рано утром 8 июня вышли из поезда на станции Гомель с чемоданами в руках и предписанием в карманах, которое обязывало их прибыть в 131-ю часть. Она была расквартирована на окраине Гомеля в поселке Березки.

 
Гомель в то довоенное время был маленьким провинциальным зелёным городком с населением 200 тысяч человек. Узенькие мощёные клинкером «в сосенку» улочки, деревянные тротуары для пешеходов по бокам.... На главной улице дома были двух- и трёхэтажные. На остальных улицах только угловые дома были кирпичные, а так весь город состоял из одноэтажных деревянных домиков. Зато гомельский парк, расположенный на высоком берегу Сожа, был красивейшим во всей Белорусси, а то и во всём СССР.

 


 
Настал тот роковой день. Прекрасным воскресным утром, 22 июня 1941 года, Николай Жиленко решил пойти на разведку в гарнизонный магазин, неподалёку от которого находился штаб. Рядом на столбе был прикреплён громкоговоритель. Он что-то передавал, к нему спешили люди... Когда Николай Жиленко подошёл поближе, то услышал сообщение диктора Всесоюзного радио Левитана: «Сегодня в 4 часа утра без объявления войны немецко-фашистские войска начали обстрел советских погранзастав на нескольких участках нашей западной границы. Одновременно немецкие самолёты начали бомбить Киев, Минск, города Прибалтики...» Это сообщение было как гром среди ясного неба. Неожиданные и перевернувшие всю жизнь слова диктора Николай Жиленко помнит дословно до сих пор, так как они стали огромным ударом не только для него, но и всего советского народа.

 
– Ребята, вставайте, война началась, – с такими словами вскочил я в комнату, где мирно спали друзья-однополчане, с которыми только неделю назад уехал из Гомеля в Бобруйские военные лагеря для прохождения службы.

 
На четвертый день войны наша 5-я батарея заняла боевые позиции под Жлобином. Свой первый выстрел я запомнил навсегда: по неопытности стоял в створе орудия и оглох от шума. Затем был слегка контужен при бомбардировке, потерял слух.

 
В    первые дни войны страшное известие ошеломило всех, не хотелось в него верить. Затем, когда стало ясно, что действительно началась война, у всех появилось чувство возмущения вероломным нападением фашистско-гитлеровской Германии на СССР. Люди не могли понять, как она посмела без объявления войны напасть на нашу Родину, которую все считали могучей державой. Было, конечно, в первые месяцы и чувство растерянности, даже паники. Это объяснялосьвнезапностью нападения, одновременной бомбардировкой таких городов как Брест, Минск, Киев, Львов. В первые месяцы наступления гитлеровских полчищ были такими    быстрыми    и стремительными, что воинские части не успевали занимать боевые позиции, чтобы оказывать    должное сопротивление. Отсюда и чувство паники, растерянности и даже беспомощности, страха перед военной мощью, которой обладала в то время Германия.

 

Но так было недолго. В первые же дни и недели советское Правительство приняло целый ряд организационных мер, а через несколько месяцев наша страна превратилась в огромный военный лагерь. Всё было подчинено одной цели: организации достойного отпора фашистской военной машине. Чувство правоты, чувство веры в нашу победу было с участниками войны даже в самые критические дни войны, и это чувство, наверное, и придавало им силу, рождало мужество и массовый героизм, как на фронтах войны, так и в тылу нашей огромной страны.

 
Итак, 5-ая батарея, в которой и находился Николай Жиленко, заняла боевые позиции в лесу под Жлобином. Потом они много раз переезжали из города в город. «А  когда фашистские войска были уже в пригородах Москвы, встал вопрос: удержим ли мы Москву? Реальная угроза нависла над Москвой – сердцем нашей огромной Родины», –    рассказывал      Николай Алексеевич.

 

Москва превратилась во фронтовой город. Началась даже эвакуация московских предприятий, учреждений, Советского правительства и Верховного Совета в Саратов. Но в это же время готовился контрудар – битва под Москвой в декабре сорок первого года и в январе сорок второго года. Тут необходимо отдать должное массовому героизму солдат и офицеров, гражданского ополчения. Москву отстояли, а фашистские войска были отброшены на 100-150 км к западу. Это была первая серьёзная победа над вражеской армией.

 
Вклад Николая Жиленко в Победу не ограничился участием в битве за Москву. Он сражался в битве за Сталинград. В декабре сорок второго года 110-ый гаубичный артиллерийский полк, в котором находился Николай Жиленко, получил боевой приказ отправиться по железной дороге под Сталинград. В Сталинграде находилась армия немецкого фельдмаршала Паулюса, и в то время она не собиралась капитулировать, наоборот, предпринимала попытки соединиться с основными силами немецких войск. Полк Николая Жиленко проводил подготовку к предстоящему наступлению, которое было назначено на 9 января 1943 года. Когда начался штурм окружённой группировки Паулюса под Сталинградом, фельдмаршал Паулюс со своим штабом находился в подвальном    этаже Сталинградского универмага. Поэтому необходима бьша сильная артиллерия. Наступление велось с двух сторон – с запада и с востока – с целью разгруппировки на две части. И это сделать удалось.  

 

 В    начале наступления      фашистская группировка оказывала жесточайшее сопротивление: они дрались, как дерутся обречённые. Как известно, Гитлер всеми способами оказывал им помощь: сбрасывал с самолётов боеприпасы и продовольствие, требовал продержаться до весны, а весной обещал начать наступление и освободить окружённую армию. Но ничто уже не могло спасти окружённых, им оставалось только одно – сдаться. Что они и сделали 1-ого февраля: выбросили белый флаг – знак капитуляции. А 2-ого февраля началась массовая сдача в плен фашистов группировки. По линии фронта отдан приказ о прекращении огня. Орудие, которым командовал Николай Жиленко, не успело выстрелить. Возникла проблема: заряженное оружие Николая Жиленко нельзя разрядить вручную, можно лишь выстрелив. Но куда? В пленных, в мирное население, в своих?

 

 

Доложив о создавшейся обстановке, командир орудия получил приказ от командующего 3-м Белорусским фронтом А. М. Василевского стрелять в Волгу, скованную к тому времени льдом. И вот около 12 часов дня прогремел последний выстрел его гаубицы, поставивший окончательную точку в многомесячной битве под Сталинградом. За участие в боях под Сталинградом Николай Жиленко был награждён медалью «За отвагу» – это была его первая боевая награда. В июне 1943 года он был направлен на Южный фронт в распоряжение 4-ого Украинского фронта. Перекопский перешеек фашистское командование превратило в мощный оборонительный рубеж, так называемый Турецкий вал. За ним фрицам удалось закрепиться и перейти к обороне, которая продолжалась с ноября 1943-го по март 1944-го года. Немецкие войска были отрезаны в Крыму от основных сил, а наши (части 4-го Украинского фронта) тоже перешли в оборону, готовясь к весеннему наступлению. Там Николай Алексеевич узнал, что такое позиционная война: обстрелы, бомбежки без продвижения войск... Так закончился для него второй этап участия в боях на фронтах Великой Отечественной войны.
 
Старший лейтенант Жиленко продолжил свой боевой путь, освобождая Белоруссию. Его армия заняла боевые позиции под Оршей и готовилась к наступлению. Операция по освобождению Белоруссии проводилась под кодовым названием "Багратион". Путь армии проходил через Борисов, Осиповичи, а к концу июня войска были под Минском. Когда стрелковые части пошли вперед, артиллеристам    пришлось    выполнять несвойственную операцию по окончательному разгрому    окруженной группировки противника западнее столицы.

 
Потом был Кенигсберг... Фашисты думали, что измученная боями советская армия остановится перед неприступными стенами города-крепости, но ошиблись. Перед наступлением советские артиллеристы открыли огонь по одному форту, помогала в этом бомбардировочная авиация. Но для того чтобы разрушить (толщина железобетонных стен полтора-два метра, земляное покрытие – два-три метра), необходимо как минимум два попадания снаряда нашей гаубицы в одно место. А на это по теории вероятности необходимо не менее 100 выстрелов. «Полностью разрушить обстреливаемый форт не удалось. Но из строя мы его вывели. В этом месте образовалась брешь в линии обороны противника, через которую прорвались пехота и танки», – вспоминает дедушка. Здесь же и узнал он о Победе.

 
А потом произошли невероятные события. «По приказу нас поместили в старые вагоны и куда-то отправили. Прошёл слух, что мы едем участвовать в боевых действиях на Дальнем Востоке. Огорчению не было предела... С войны на войну! Но приказы не обсуждают! Вдруг на станции Балашиха, под Москвой, поезд остановился. К огромному удивлению, мы узнали, что прибыли в место назначения для участия в параде Победы на Красной площади.

 

Месяц готовились к столь торжественному событию... Мы, тяжелая артиллерия, только к полудню добрались до Красной площади. К этому времени стал накрапывать дождичек. В Параде должны были участвовать только боевые расчеты, без технических, снабженческих и прочих вспомогательных служб, был составлен такой расклад: командир части, начштаба, командир дивизиона и его начштаба, комбат и боевая техника вместе с командирами огневых взводов и боевыми расчетами. Я был старшим на батарее, пришлось снять офицерскую форму и проехать в повозке правофланговым вместе со своим расчетом в форме рядового.

 
В Параде участвовало десять фронтов. Каждый командующий подходил к Мавзолею, поднимался по ступенькам и занимал свое место. Так что, когда мы, артиллеристы, проезжали, все командующие уже выстроились рядком, и была возможность увидеть полководцев, с которыми мы прогнали врага.

 
А потом что творилось! Как только проехали собор Василия Блаженного, море ликующего народа захлестнуло нас. Забрасывали цветами, целовали, обнимали. Специальный комендантский наряд вынужден был потихоньку раздвигать народ, чтобы мы могли проехать. Но через какое-то время новая волна сметала нас с техники. Братались и ликовали», – с особой торжественностью в голоее закончил свой разговор Николай Алексеевич Жиленко.

 


 
Вот пример одной человеческой судьбы, но ведь таких судеб были миллионы. И несмотря на то, что война явилась очень страшным испытанием, погубившим жизни миллионов людей,   ни один  из ветеранов,   по-настоящему воевавших и боровшихся за Победу, всем сердцем желая вернуть мирную жизнь, не испытывает ни грамма сожаления об испытаниях, пришедшихся на их судьбу. Эти люди уверены, что составляющей частью общей Победы была и их судьба. Победа досталась общими усилиями, благодаря труду и мужеству каждого участника этих страшных сражений. И мы будем всю жизнь благодарить этих настоящих героев, подаривших нам мирное небо, радость семейного тепла, возможность хорошей учебы и уверенность в завтрашнем дне.

 
В конце нашей беседы дедушка сказал: «За девиз теперешней своей жизни взял: "Кто это сделает, если не я?" Вот так я и провоевал, и если вы говорите, что война – это история, то считайте, что я – преподаватель этой истории».

Автор: Анастасия Капралова

Государственное учреждение образования "Гимназия 51 г. Гомеля".







Статьи по теме:
Понравилась статья? Поделись с друзьями!!!

Каталог учреждений

Мультимедиа

Панель управления