Отечество.ру » Это интересно » Русская разведка в 1812 году

Русская разведка в 1812 году

13-01-2013, 20:07 просмотров: 3377, комментариев: 0

Михаил Богданович Барклай-де-Толли...
  Александр Чернышев    Имя, которое не знает разве что совершенно неграмотный человек. Его заслуги перед Россией, которой он служил верой и правдой, огромны и разнообразны. Но мы знаем его в основном по событиям Отечественной войны 1812 г. - школьные уроки истории и литературы представили нам деятельность Барклая-де-Толли в те годы во всей её многогранной разноплановости. Однако есть одна грань, о которой не знали даже его современники - что уж там говорить о нас. Эта неизвестная нам страница биографии Барклая-де-Толли - создание им службы военной разведки, причём с нуля и всего за два года: с 1810 по 1812 г.г..

      Михаил Богданович стал министром военных дел в 1810 г. и сразу принялся за самое необходимое, по его мнению, дело: организацию Секретной экспедиции для сбора информации о планах противника - Наполеона. Разведка подобного рода осуществлялась и раньше, но характер носила эпизодический, а Барклай понимал: успех предстоящего сражения зависит от регулярности получения информации.
Засекреченность созданной структуры под названием Особенная канцелярия была просто неимоверной: о появившемся в русской армии разведывательном отделе не знал никто, и отсутствие упоминаний о нём в мемуарах современников - прямое тому подтверждение.

      Барклай назначил директором Секретной экспедиции своего верного человека - флигель-адъютанта полковника Алексея Васильевича Воейкова. Особенная канцелярия, имевшая в составе кроме директора трёх экспедиторов и переводчика, работала по трём направлениям. Первым был сбор стратегической информации и осуществлялся за границей. Второе направление - добывание тактических данных о расположенных в соседних государствах вражеских войсках. И третьим направлением являлось выявление агентуры противника и её обезвреживание.Вспомним: война грозовой тучей надвигалась на Россию: Наполеон маршировал по Европе, придвигаясь к нашим границам всё ближе и ближе...
Нужно было готовиться.

Первые резиденты.
         Начиная подготовку к неизбежной войне с Францией ещё в 1810 г., Россия в лице своего военного министра Барклая-де-Толли чётко осознавала, что перед ней - могучий противник с громадным военно-экономическим потенциалом. В докладе императору Александру I Михаил Богданович Барклай представил не только план организации Особенной канцелярии, но и предложил кандидатуры военных агентов (военных атташе) при посольствах в европейских столицах. Назовём имена этих людей, которых мы должны помнить с глубокой благодарностью: они сделали всё, что смогли, для победы над непобедимым врагом.
        Александр Иванович Чернышев, Григорий Фёдорович Орлов, Павел Иванович Брозин - выходцы из богатых дворянских семей, прекрасно образованные, они получили назначение в Париж, Берлин и Мадрид соответственно.
Павел Христофорович Граббе, сын небогатого чиновника из Лифляндии, был отправлен в Мюнхен - великолепное владение иностранными языками помогло ему добиться такого высокого назначения.
       Голландский барон офицер императорской свиты Фёдор Васильевич Тейль ван Сераскеркен поехал в Вену; Роберт Егорович Ренни (с шотландскими корнями), тоже офицер свиты Его Императорского Величества, отправился в Берлин (где через год его сменил Григорий Фёдорович Орлов). Оба они отлично зарекомендовали себя как беззаветно храбрые и ответственные офицеры.
       В Дрезден (столица Саксонии) был командирован Виктор Антонович Прендель, тирольский дворянин. В юности он служил в австрийской армии; потом воевал в рядах армии Суворова. Роялистские взгляды определили его судьбу: он перешёл на воинскую службу в Россию, где часто выполнял секретные задания, получаемые даже от самого императора Александра I. Барклай-де-Толли очень доверял этому офицеру.

Разведчик высшей пробы.
       Блестящий гвардейский офицер, в 1809 г. бывший личным дип-курьером императора Александра I, Александр Иванович Чернышев, не успев приехать в Париж, скоро стал своим человеком в домах французской знати и даже в доме Каролины - королевы Неаполитанской, сестры Наполеона. А с другой сестрой правителя Франции - Полиной Боргезе - ему приписывали страстный роман. Сам Наполеон, рассчитывая через Чернышева повлиять на Александра I, постоянно вёл с ним долгие беседы, принимал на своих обедах, приглашал на охоту - словом, заметно привечал Александра Ивановича. Такое отношение к Чернышеву императора Франции вкупе с репутацией русского офицера как легкомысленного волокиты чрезвычайно помогало нашему резиденту в сборе информации. Никто в светском обществе Парижа не принимал его всерьёз. А геройское поведение Чернышева на пожаре у австрийского посла (он спас немало людей) и вовсе расположило к нему сердца многих. В присутствии Александра Ивановича не осторожничали в откровенных разговорах, что позволяло ему узнавать в подробностях о приготовлениях Франции к войне с Россией. Общительный, простой и весёлый, Чернышев благодаря такому стилю поведения завёл обширные знакомства в самых разных социальных слоях, результатом чего явилась созданная им целая агентурная сеть информаторов. Особенно ценным осведомителем был служащий военного министерства Франции Мишель, поставлявший нашему разведчику сверхсекретные документы. Таким образом, в Петербурге систематически получали донесения Чернышева, и руководство страны было в курсе всех планов правительства Наполеона.
Попытки французской контрразведки прощупать Чернышева на предмет настоящей причины его пребывания в Париже постоянно проваливались - Александр Иванович был отличным конспиратором. Однако облако подозрений сгущалось над ним: министр полиции Франции, люто ненавидевший Чернышева, делал всё возможное, чтобы раскрыть его миссию. Видимо, обстановка вокруг нашего агента накалилась настолько, что он допустил роковой промах: второпях не уничтожил один важный документ, послуживший против него уликой. Эта записка, найденная в его доме после отъезда самого хозяина в Петербург с очередным посланием к императору России от Наполеона, стоила жизни Мишелю - важнейшему источнику бесценной информации. Сам же Чернышев, естественно, больше не мог вернуться в Париж в прежнем своём амплуа.

Информация, определившая стратегию России в ведении войны 1812 г.
       После провала Чернышева была активизирована работа наших агентов в княжествах Германии, и координатором этой деятельности являлся Грунер Юстас (и снова параллель со второй мировой войной - знаменательное совпадение даже в мелочах...). До подписания в 1812 г. франко-прусского договора он занимал пост министра прусской полиции. Все данные, получаемые от информаторов, поступали к Петру Андреевичу Чуйкевичу - сотруднику Особенной канцелярии, военному писателю. Данные разведки помогли ему составить подробную карту дислокации французской армии накануне войны. Также донесения агентурной разведки позволили установить приблизительную численность авангарда "Великой армии" - она определялась цифрой около 0,5 млн. человек. Оценивая и сравнивая военный потенциал русской и французской армий, Чуйкевич, как и Чернышев, и Тейль, рекомендовал командованию русской армии не вступать в прямое столкновение с войском Наполеона, а изводить его партизанскими рейдами, препятствовать фуражированию французов и не прекращать войну до полной победы. Враг и его союзники, совершенно непривычные к такому ходу войны, не выдержат и признают своё поражение.
         Именно эта стратегия и была взята за основу: сначала Барклай-де-Толли, потом Кутузов так и действовали. "Война и мир" Л.Н.Толстого всеобъемлющей панорамой показывает все стороны ведения войны 1812 г., и мы помним, что сгоревшая Москва - пылающее свидетельство воли всего народа к победе. Наполеон бежал из России, так и не сумев навязать нам ведение войны по его правилам - правила у нас свои. Невидимые для Наполеона силы были в России повсюду и били весьма ощутимо - это поднялся на борьбу народ, воплощая в жизнь стратегические замыслы Особенной канцелярии Михаила Богдановича Барклая-де-Толли.
...Какие великие люди стояли у руля нашей страны, какие прозорливые умы направляли народные силы на защиту нашей земли... Пусть Бог вспомнит о них в Судный день.

Роль тактической разведки в подготовке к войне.
       Перед началом войны стала жизненно необходимой оперативная информация о противнике. Добыть её могла только тактическая разведка. Благодаря этим донесениям наше военное руководство было хорошо осведомлено о передвижениях неприятельских корпусов. На основании рапортов и известий тактической разведки Барклай-де-Толли сумел установить, откуда следует ждать основной удар Наполеона, а также дату перехода его армии через нашу границу. И хотя точное место грядущего нападения известно не было, но самое главное было достигнуто: русские войска к началу войны армейское руководство успело привести в полную боеготовность.
       На данном этапе подготовки к войне нужно выделить роль Давида Савана - прусского дворянина, перешедшего на службу в русскую армию. Он выполнял поручения самых высокопоставленных руководителей России и поставлял врагу дезинформацию, которая привела Наполеона к неверному построению плана военной кампании против нас.

Создание контрразведки.
       С 1812 по 1815 г.г. в русской армии активно действовала контрразведка, которую возглавил Яков Иванович де Санглен - выходец из Франции. В начале войны его люди занимались выявлением наполеоновских агентов в приграничных губерниях. С началом войны их задачей стала добыча информации о военных передвижениях противника. В городах Велиж, Полоцк, Могилёв, оккупированных французами, были даже созданы подпольные группы, собиравшие сведения о враге и передававшие их чиновникам Высшей воинской полиции России. Как тут не вспомнить законспирированные группы Краснодона, Киева, Симферополя и многие-многие иные в годы другой Отечественной беды - войны с фашистской Германией... Но это будет через сотню лет... А сейчас мы в 1812 г., когда только-только зародившаяся контрразведка старалась помочь своей стране, переживавшей грозные дни: подпольные группы постоянно засылались в армию Наполеона и работали как на её флангах, так и в её тылу. Также была создана спецгруппа, добывавшая "языков". Опять вспоминается партизанская война и охота за "языками" в 1941 - 1945 годах... Когда война перешла в последнюю стадию и русские войска начали победное наступление на французов, то группа Санглена получила задание заняться розыском и поимкой лиц, сотрудничавших с подлым захватчиком.
Да, отмщение за предательство настигало виновных всегда и во все времена.

Деятельность войсковой разведки.
      В качестве войсковой разведки выступала кавалерия - летучие казачьи полки, не имевшие обозов и потому по-настоящему маневренные. В разведывательных рейдах казаков основной добычей были пленные и оперативная развединформация. Население всемерно помогало казачьей коннице, и обстоятельные сведения каждый день доставлялись в Главный штаб русской армии. Войсковая разведка в то время ещё не была оформлена структурно, однако её роль и значение просто неоценимы: без глаз и ушей лёгкой конницы, ежедневно обновлявшей так необходимую полководцам информацию, планирование военных операций было бы зачастую просто невозможным.

         Нынешний 2012 г. - юбилейный для русской военной разведки: ей исполнилось 200 лет. Огромный срок для отдельных людей и целых поколений, но мгновение - для Истории. И за это мгновение наша военная разведка прошла путь от горстки необученных людей, имевших вместо спецнавыков пламенное сердце и чистую душу, до обученной армии профессионалов разведывательного дела, владеющих новейшими достижениями науки и техники.
Единая мощная структура, развивающаяся и действующая комплексно, стоит на страже спокойствия нашей земли уже 200 лет.
И пусть не через 200 лет, а каждый год кто-то снова и снова пишет слова горячей благодарности народа к своим часовым...




Статьи по теме:
Понравилась статья? Поделись с друзьями!!!

Каталог учреждений

Мультимедиа

Панель управления