Севастопольские рассказы

23-10-2016, 14:58 просмотров: 142, комментариев: 0

Севастопольские рассказыСевастопольские рассказы Л. Толстого.

Севастополь в декабре месяце

 

Рассказ начинается с рассвета на Сапун-горе. На дворе зима, снега нет, но утром кожу щиплет мороз. Мертвую тишину нарушают лишь шум моря и редкие выстрелы. Думая о Севастополе, каждый чувствовал мужество и гордость, сердце начинало биться чаще.

 

Город оккупирован, идет война, но это не нарушает мирный ход горожан. Бабы торгуют ароматными булками, мужики – сбитнем. Как удивительно здесь смешалась война и мир! Люди все еще вздрагивают, услышав очередной выстрел или взрыв, но в сущности никто не обращает на них внимания, а жизнь идет своим чередом.

 

Зрелищно лишь на бастионе. Там защитники Севастополя проявляют самые разные чувства – ужас, страх, грусть, удивление и т. д. В госпитале раненые делятся впечатлениями и рассказывают о своих ощущениях. Так солдат, потерявший ногу, не чувствует боль, потому что не обращает на нее внимания. Здесь лежит женщина, у которой ампутировали ногу, потому что она была ранена снарядом, когда несла мужу обед на бастион.

 

Пострадавшие с ужасом ожидают своей очереди на операцию, а пока наблюдают за врачами и товарищами, которым удаляют поврежденные конечности. Ампутированные части тел безразлично скидываются в угол. Обычно войну видят, как нечто красивое и блестящее, с великолепными строевыми маршами. На самом деле, это не так. Настоящая война – это боль, кровь, страдания, смерть…

 

Все это можно было увидеть в бастионах. Самым опасным бастионом был четвертый. Молодой офицер, служивший там, жаловался не на опасность или страх перед гибелью, а на грязь. Его чересчур смелое и развязное поведение легко объяснимо – защитная реакция на все происходящее вокруг. Чем ближе к четвертому бастиону – тем меньше людей мирных. Чаще проходят мимо вас с носилками.

 

Офицер в бастионе уже привык к войне, поэтому спокоен. Он рассказал, как во время штурма осталось лишь одно действующее орудие и мало людей, но на следующий день он опять задействовал все пушки. Однажды бомба залетела в землянку, где погибло одиннадцать матросов. В защитниках бастиона раскрывались все черты, которые в совокупности составляли силу русского солдата – простота и упорство.

 

Война придала их лицам новые выражения – злобы и жажды мести за причиненные им страдания и боль. Люди начинают как бы играть со смертью – недалеко пролетевшая бомба больше не пугает, наоборот, хочется, чтобы она упала ближе к вам. Всем русским ясно – Севастополь взять и поколебать дух русского народа невозможно. Люди борются не из-за угроз, а из-за чувства, которое испытывает почти каждый русский, но почему-то его стесняется – любовь к Родине.

 

 

Севастополь в мае

 

Боевые действия в Севастополе идут уже полгода. Кажется, что все кровопролитие совершенно бессмысленно, конфликт мог разрешить более оригинальным и простым путем – от каждой враждующей стороны был бы послан солдат, и выигрывает та сторона, чей солдат одержит победу. Вообще война полна алогизма, как, например, этот – зачем стравливать друг на друга армии в сто тридцать тысяч человек, когда можно устроить бой между двумя представителями стран-противниц.

 

По Севастополю расхаживают военные. Один из них – штабс-капитан Михайлов. Он высок, несколько сутуловатый, в его движениях читается неловкость. Несколько дней назад Михайлов получил письмо от товарища, военного, вышедшего в отставку, который рассказывал, как его жена Наташа увлеченно читает в газетах о действиях полка Михайлова и его собственных подвигах.

 

Михайлову горько вспоминать свое прежнее окружение, ведь нынешнее его категорически не устраивало. Михайлов рассказывал о балах в губернаторском доме, об игре в карты со штатским генералом, но его истории не вызывали у слушателей ни интереса, ни доверия. Они не выказывали никакой реакции, будто они просто не хотели вступать в спор. Думы Михайлова занимает мечта о повышении. На бульваре он встречает сослуживцев и не хотя с ними здоровается.

 

Михайлов хочет проводить время с «аристократами», оттого и гуляет по бульвару. Тщеславие берет верх над этими людьми, даже несмотря на то, что жизнь каждого из них висит на волоске, не зависимо от происхождения. Михайлов долго сомневался, стоит ли подойти и поздороваться с людьми из кружка «аристократов», потому что игнорирование его приветствия больно бы ударило по его самолюбию. «Аристократы» ведут себя высокомерно по отношению к штабс-капитану. Вскоре они перестают обращать на Михайлова хоть сколько- нибудь внимания и начинают беседовать исключительно между собой.

 

Дома Михайлов вспоминает, что предложил подменить одного заболевшего офицера на бастионе. Ему кажется, на следующий день его либо убьют, либо наградят. Михайлов встревожен – он пытается успокоить себя мыслями, что идет исполнять свой долг, но в то же время думает, куда вероятнее всего могут ранить. «Аристократы», с которыми поздоровался Михайлов, пили чай у Калугина, играли на фортепиано и обсуждали своих столичных знакомых. Они больше не вели себя неестественно «надуто», потому что некому было демонстративно показывать свой «аристократизм».

 

Гальцин испрашивает совета, пойти ли ему на вылазку, но сам понимает, что страх не даст ему пойти. То же осознает и Калугин, поэтому отговаривает товарища. Выйдя на улицу, Гальцин без особого интереса спрашивает проходящих мимо раненых о ходе сражения, вместе с тем ругая их за то, что они якобы трусливо покидают поле боя. Калугин же, вернувшись на бастион, не пытается прятаться от пуль, занимает пафосную позу верхом, в общем, делает все, чтобы окружающие решили, что он храбрец.

 

Генерал приказывает Праскухину осведомить Михайлова о предстоящей дислокации его батальона. Успешно выполнив поручение, Михайлов и Праскухин идут под свистом пуль, но они волнуются лишь о том, что они друг о друге думают. По пути им встречается Калугин, который решил не рисковать и вернуться. Неподалеку от них упала бомба, вследствие чего Праскухин погиб, а Михайлов ранен в голову.

 

Штабс-капитан отказывается покидать поле боя, потому что при ранении положена награда. На следующий день «аристократы» вновь прогуливаются по бульвару и обсуждают минувший бой. Толстой говорит, что ими движет тщеславие. Каждый из них – это маленький Наполеон, способный погубить сотню жизней ради лишней звездочки и надбавки к жалованию. Объявлено перемирие. Русские и французы свободно общаются друг с другом, будто бы они не враги. Ведутся разговоры о бесчеловечности и бессмысленности войны, которые утихнут, как только спрячут белые флаги.

 

Севастополь в августе 1855 года

 

Госпиталь покидает поручик Михаил Козельцов. Он был весьма умен, талантлив в нескольких областях и искусен в своих рассказах. Козельцов был довольно тщеславным, самолюбие часто было причиной его поступков. На станции Михаил Козельцов встречает своего младшего брата Володю. Последний должен был служить в гвардии, но за мелкие проступки и по собственной воле отправился в действующую армию. Он был рад, что будет защищать Родину, к тому же, вместе с братом. Володя испытывает смешанные чувства – и гордость, и робость по отношению к брату. Его начал охватывать некий страх перед войной, более того, на станции он уже успел влезть в долги.

 

Михаил расплатился, и они с братом тронулись. Володя грезит о подвигах и героической красивой смерти. Прибыв в балаган, братья получают много денег. Все дивятся тому, что Володя оставил спокойную жизнь ради воюющего Севастополя. Вечером Козельцовы навестили товарища Михаила, который был тяжело ранен и надеялся лишь на смерть и скорое избавление от мук. Володя и Михаил разошлись по своим батареям.

 

Володе было предложено переночевать на койке штабс-капитана, которую уже занял юнкер Вланг. Последнему пришлось все же уступить кровать. Володя не может долго уснуть, потому что его пугают предчувствие близкой смерти и темнота. Горячо помолившись, юноша успокаивается и засыпает. Михаил принял командование той ротой, которой он командовал до ранения, что приводит в радостные чувства его подчиненных. Офицеры также тепло приняли вновь прибывшего Козельцова.

 

Володя на утро начал сближаться с новыми сослуживцами. Особенно приветливыми ему показались юнкер Вланг и штабс-капитан Краут. Когда разговор зашел на тему казнокрадства и воровства на высших должностях, Володя, несколько смутившись, утверждает, что он так никогда не поступит. На обеде у командира идут жаркие обсуждения. Неожиданно приходит конверт, в котором говорится, что на Малахов курган (невероятно опасное место) требуется офицер и прислуга.

 

Никто не вызывается сам, пока кто-то не указал на Володю. Козельцов и Вланг отправляются исполнять поручение. Володя пытается действовать в соответствии с «Руководством» по артиллерийской службе, но попав на поле боя, понимает, что это невозможно, так как предписания и указания не соотносимы с действительностью. Вланг невероятно перепуган, поэтому больше не в силах сохранять хладнокровие. Володе же и жутко и немного весело одновременно.

 

Володя знакомится с солдатами в блнидаже. Они надеются, что скоро им придут на помощь, а им предоставят двухнедельный отпуск. Володя и Мельников сидят на пороге, а перед ними падают снаряды. Вскоре Володя окончательно избавляется от чувства страха, все считают его очень смелым, сам же юноша радуется, что безукоризненно исполняет свои обязанности.

 

Во время французского штурма Козельцов выскакивает на поле боя, чтобы никто не подумал, что он трус. Володя ранен в грудь. Врач осматривает рану, которая оказалась смертельной, и подзывает священника. Володя интересуется, смогли ли русские отбить французский штурм. Ему ответили, что победа осталась за русскими, хотя это было не так. Козельцов счастлив, что он умирает за Отечество и желает брату такой же смерти.



Понравилась статья? Поделись с друзьями!!!

Каталог учреждений

Мультимедиа

Панель управления