Отечество.ру » Личности XX » В сердце и памяти

В сердце и памяти

28-04-2017, 07:43 просмотров: 121, комментариев: 0

В сердце и памяти« В сердце и памяти»
( Из неопубликованного романа Ф. Тимофеева (рукописи) « В сердце и памяти» о партизанском отряде Д.Б.Мурзина. Прислан Тимергалию Асадуллину журналистом Лауреатом Государственной Премии Республики Башкортостан Игорем Викторовичем Савельевым) Печатается впервые в электронном варианте Тимергалием Асадуллиным. с Бакалы Башкортостан. «В сердце и памяти» о партизанском отряде Д.Б.Мурзина.
 

«Дорогие друзья! Из прессы я узнал, что в вашей школе действует музей Героя Чехословакии Даяна Баяновича Мурзина. У меня остались кое какие документы, связанные с Даяном Баяновичем. Я вам посылаю рукопись документального романа Ф. Тимофеева о партизанском отряде Даяна Баяновича Мурзина (насколько мне известно, неопубликованную: она хранилась у Д.Б.Мурзина). И.В.Савелев

Предисловие.
Наш Даян агай родился и вырос живописной местности окруженной полями, лесами и речкой Сюнь 20 января в селе ( Иске Балыклы) Старые Балыклы Бакалинского района Башкортостана. Он мой дядя, односельчанин, земляк. Каждый его приезд на малую Родину в село Старые Балыклы, к моим родителям был для нас праздником. Мы гордились им, подражали ему в своих детских играх. Провожая нас на службу в ряды Советской армии нам давали наказ: Быть как Даян Мурзин. служить честно, беречь Родину если надо и жизнь отдать за него. И мы старались не уронить чести достойнишего человека - человека из легенды, Черного генерала героя Чехословакии Даяна Баяновича Мурзина.

Даян Мурзин - легендарная личность, участник Великой Отечественной войны, герой, - дипломированный специалист начинает работать сельским учителем. Уже после года работы Министерство образования БАССР награждает талантливого и неуемного молодого человека почетной грамотой. Когда начинается советско-финская война, он во что бы то ни стало стремится попасть в армию. Вместе с другом записывается в добровольцы, при этом ему пришлось скрыть свой возраст. Пройдя военную подготовку в Уфе и Ленинграде, молодого добровольца направляют на фронт в Финляндию. К его приезду война уже заканчивается и он поступает учиться в рижское военное училище. Там и застает ребят начало Великой Отечественной войны. “20 июня командир взвода Харченко сказал,что 21-22 июня начнется война. Мы все были в недоумении. Оказалось, двое немецких коммунистов перешли через границу и предупредили нас о нападении фашистов на Советский Союз. Всю ночь на 21 июня мы простояли в окопах в полной готовности, никто не сомкнул глаз, прислушивались к малейшему шороху. И вдруг рев самолетов в небе... Они направились в Москву, Киев и Ленинград... В шесть часов утра на нас начали идти танки. Это страшно: рев самолетов, грохот танков, свист пуль, стон раненых.Весь день мы держали оборону, потеряли очень много бойцов, силы были неравные. Мы не смогли остановить гитлеровцев, они прорвались, и мы остались в тылу врага, - вспоминает ветеран. - В очередном бою меня ранило, я потерял сознание. Помню, как меня двое солдат тащили на плащ-палатке. Так мы далеко уйти не смогли бы, попали бы в руки фашистов, поэтому я попросил их оставить меня. Спрятав меня около канавы, ушли. Не помню, сколько там пролежал, но один латыш подобрал меня и отвез в больницу. Если бы не он, я бы умер. Немного оправившись, решил догнать свою армию. Но попал в Ямпольскую группу партизан “За родину” и остался. Меня назначили командиром взвода разведки, а потом и командиром роты”. В самых сложных и страшных условиях в тылу врага они разворачивают партизанскую войну. Под самым носом фашистов проворачивали самые дерзкие диверсионные действия: то и дело взлетали в воздух эшелоны с фашистами и боеприпасами, многочисленные аэродромы врагов, взрывались склады с оружием и продуктами гитлеровской армии, мосты и дороги. На одном из заданий Даян снова получает ранение, после которого его отправили на лечение в госпиталь города Горький. Затем его направляют в тыл врага на Украину. Движение партизан усилилось, но в то же время эсэсовцы широко развертывают свои карательные операции по поимке и уничтожению партизан, которым приходится быть более осторожными. Даяна Мурзина направляют в Москву школу разведчиков. Потом Даяна направляют в Молдавию, где он организовывает новый партизанский отряд имени Молотова. До 1944 года партизанское движение под руководством Мурзина на Карпатах сражается с озверевшими фашистами. Но перед ним и его сподвижниками стояла еще более сложная задача. В 1944 году Мурзина переправляют в Чехословакию, где его назначают начальником штаба, а затем уже и командиром интернациональной знаменитой партизанской бригады имени Яна Жижки, в состав которого входили русские, чехи, итальянцы, румыны, венгры, поляки, французы, двое татар из Башкортостана. В бригаде числилось около 700 партизан, которые под руководством Даяна Баяновича не давали покоя фашистам ни днем, ни ночью. “Шли ожесточенные бои. Наша бригада все продолжала уничтожать фашисткие объекты, вела подрывные работы. Гитлеровцы просто выходили из себя из-за невозможности противостоять партизанам, вот и ухитрялись внедрять в наши ряды своих агентов. Таким был случайный человек по имени Дворжек, пришедший к нам в бригаду. Именно он чуть не привел нас к общей гибели. Дворжек сообщил нам, что в Праге с нами хочет встретиться представитель из ЦК. Хоть в душе и были сомнения, мы с Яном Ушьяком и несколькими бойцами пошли на встречу. Была поздняя осень, уже темнело. Вижу стоит высокий человек и протягивая руку, говорит: “Я из ЦК”. Пригляделся, за ним стояли немецкие автоматчики. Быстро схватил автомат, выкрикнул: “Ушьяк, беги” и ринулся в сторону. А Ушьяк принял огонь на себя, успел только выкрикнуть: “Беги, спасай радистов!” Под дождь пуль кое-как вырвался, немцы стреляли по ногам, хотели взять живым. Ранили в обе ноги. Впереди - высокий ров, водопад, делать нечего прыгнул прямо в реку. На берег выйти не могу, стреляют. Так река своим течением меня и унесла.Гитлеровцы нашли наш штаб и взорвали. Ноги нестерпимо болели, кое-как, превозмогая боль, дополз до дома лесничего. Весть о нападении фашистов на партизан обошла все округи. Видимо, увидеть меня живым они уже не надеялись, поэтому их радости не было границ. Перевязали мне раны, ухаживали, но оставаться у них было опасно. Везде рыскали гестаповцы, выискивая партизан. Поэтому лесник со своими друзьями на руках отнесли меня в лес, где выкопали заброшенную берлогу медведя. Там я и “похоронился” на время. И действительно, карательные отряды с собаками обыскивали каждый дом, каждый кустик, каждый метр земли. Через маленькую щель вижу - собаки кружатся около моей берлоги, но след не могут найти. Тогда озлобленные фашисты подожгли стог сена, который стоял в 15-ти метрах от меня, думали что я прячусь там Так я провел в берлоге около четырех дней. Чтобы утолить жажду ел снег. Рана загноилась до невозможности, ноги опухли. Надо было что-то делать. Из полевой сумки достал компас, пистолетом разбил его и осколком стеклышка разрезал рану, весь гной вытек, я потерял сознание. Проснулся оттого, что меня теребили за плечо: “Пани капитан! Пани капитан!” Эти люди принесли меня домой, промыли все мои раны, и, опасаясь фашистов, спрятали меня в погребе сарая. Окрепнув, Даян возобновляет борьбу против гитлеровцев еще более дерзко и рьяно. На границе Румынии и Венгрии шли ожесточенные бои. Фюрер недоумевал, почему в захваченных им странах так много полегло его солдат. Чтобы разобраться в этой ситуации Гитлер сам приезжает в Прагу. Всех собирает на совет, требует отчета. Затем решает возвращаться обратно, но подчиненные предупреждают об опасности лететь на самолете. Озлобленный фюрер приказывает готовить бронепоезд. Тогда ему говорят о том, что здесь орудует русская банда. Гитлер приходить в ярость оттого, что полумиллионную армию в страхе держит какая-то жалкая банда партизан, и от него скрыли это. По приезду домой он направляет главу эсэсовцев Отто Скорцени для ликвидации партизан. Но он знал, как сильно ошибался, говоря о бригаде как о жалкой банде. По приезду Отто Скорцени требует отчет у генералов. Узнав, что банда состоит из 5 отряда и ими командует человек в чине майора, некий “Черный генерал”, то ли грузин, то ли армянин, а одним отрядом руководит даже женщина, Ото Скорцени не верит своим ушам. В отчете Гитлеру он докладывает об этом, после чего фюрер назначает за живого “черного Генерала” 3 миллиона рейхсмарок, а за мертвого – 2 миллиона. Гестапо привлекает к операции по поимке Даяна Мурзина не только армию, но всех жителей оккупированных им стран. Все силы направляются на это. На территории Моравии, Чехии, Словакии с самолета сбрасывают тысячи листовок с изображением Даяна Мурзина и обещаниями миллионов. Но народ не соглашается ни за какие деньги сдать своего героя-освободителя в руки фашистов. Наоборот, народ в благодарность слагает о нем легенды. “Чтобы спасти партизанские отряды, пришлось перебросить их на границу Словакии. На поселок, где остались партизаны, фашисты сбросили бомбу, танки разровняли деревню с землей, никто из них не выжил...”, - вспоминает Даян Баянович. После этого Отто Скорцени доложили, что банда “черного генерала” уничтожена. Гитлер сам награждает Отто Скорцени за отличную операцию очередным крестом. Но их радость длилась не долго... Через некоторое время отряд Даяна Мурзина снова совершает дерзкий поступок: под самым носом фашистов, они уводят командующего танковой армией генерала Мюллера. Через свои каналы они узнают, что Мюллер любит бывать на усадьбе у помещика, где домохозяйкой работает родственница одной партизанки. Она и помогла партизанам схватить Мюллер “Черный генерал” лично допрашивает командующего и обещает ему сохранить жизнь, если тот выдаст всю информацию об армии фюрера. Даян Баянович добивается очень важных сведений от немецкого генерала, все план-карты были раскрыты. “Черный генерал” сдерживает свое слово, он сохраняет жизнь Мюллеру. Так же отряд партизан проводят успешную операцию по поимке генерала Власова. 23-летний “черный генерал” не раз заставлял трепетать фашистов от ужаса. 68 эшелонов с военной техникой, около 400 фашистов, 86 стратегически важных мостов пустила тогда под откос бригада Мурзина. Так почему же его прозвали именно “черным генералом”? У Даяна Мурзина была роскошная черная борода. Он отрастил его, чтобы хоть немного выглядеть посолиднее, ведь ему приходилось командовать людьми, которые были его намного старше. После войны женился на радистке Наде Ермаковой, с которой вместе служили. Прожили с ней почти полвека, но в 1994 году она умерла. Воспитали сына Игоря, ставшего полковником, внучка Даяна Мурзина Альбина, как и дед, работает юристом. Даян Баянович долгие годы служил в отделе народного образования в своем родном районе, а потом, став юристом, долгие годы был на страже праворядка. Заслуженный юрист РСФСР и Башкортостана, председатель президиума совета ветеранов правоохранительных и вооруженных сил и труда, член комиссии по обжалованию преступников и.т.д. Народ Чехословакии никогда не забывает героизм татарина Даяна Мурзина. Дети знают о легендарном партизане по книгам истории, рассказам родителей, дедушек и бабушек. Благодарный народ Чехословакии наградил его самыми почетными наградами страны. Д. Б. Мурзин — Герой Чехословацкой Социалистической Республики. Этого звания за все время существования ЧССР были удостоены лишь 25 человек. Самая большая площадь города Злин и улицы названы именем Даяна Мурзина, в честь него воздвигнут памятник. Он почетный гражданин 15 городов Чехии, Словакии и Моравии. В большой энциклопедии Чехословакии целая страница посвящена легендарному герою Мурзину, его имя высечено золотыми буквами. Весьма красноречиво говорят о военных делах нашего земляка его награды. Чтобы не перечислять, скажу, что орденов и медалей у него было около 82, а вес пиджака с наградами, доводилось подержать, около шести килограммов. Но, как ни странно, не Герой Советского Союза. Подвиг каждого Героя – дело священное, но все таки, не приходилось слышать ни разу, чтобы об уничтожении кого то из них заботился сам Гитлер. Но, к сожалению, он так и не получил самой высшей награды Героя Советского Союза, хотя об этом ходатайствовали не раз на протяжении многих лет. При жизни заслуженная награда не нашла этого легендарного человека, а после смерти остается только надеяться на восстановление справедливости. О нем снято кинофильмов, в Бакалинском районе в с Бакалы одно из красивых улиц носит его имя. В селе Ахманово в школе создан музей.
(Почетный работник общего образования Россииской Федерации Тимергали Шаихович Асадуллин 2016 год).

В логове врага ( часть 1)
Февраль 1944 года. С утра шел мокрый снег, к вечеру надоело идти ему, - перестал. В штабе партизанского движения при Военном Совете 4-го Украинского фронта готовили очередную группу для заброски в тыл противника с учетом снегопада. Командир группы капитан Даян Баянович Мурзин и его комиссар Алексей Данилович Таран, начальник будущего штаба партизанского отряда Тимофей Герасимович Литвин получили последние указания. За дверью их ожидали двадцать отобранных для выполнения смельчаков. Мурзин ознакомил их с задачей. На аэродроме для них наготове стоял двухмоторный самолет «Дуглас». Погрузили семь мешков с боеприпасами, оружием, продуктами питания, книгами. В условиях тогдашней партизанской борьбы выброска людей и грузов самолетами на парашютах в сравнении с засылкой в тыл врага наземным путем через линию фронта имела огромное преимущество. Советские летчики устанавливали и поддерживали с партизанами связь, доставляли им оружие, боеприпасы, продукты питания, медикаменты, миноподрывное имущество, увозили раненых. В самолет вошел представитель ЦК КП/б/ Молдавии товарищ Цуркан и начальник оперативного отдела штаба партизанского движения при военсовете 4-го Украинского фронта подполковник И.Перекольский. Он зачитал приказ, в котором были определены боевые задачи на ближайщие дни. Тут же связались с отрядом имени Жданова, которым командовал П.Н.Морозов. Часть груза: четыре мешка с боеприпасами, - предназначалась ему. Группе было приказано после пополнения группы передислоцироваться в лес на 25 километрах западнее Рыбницы. Там на участке железной дороги Рыбница-Ельца, вести боевые действия, не давать возможности противнику подвозить к линии фронта живую силу, технику, боеприпасы, горючее…….
Группе вменялось в обязанность устанавливаться связи с местными партизанскими отрядами, которые образовались самостоятельно и действуют, не имея связи со штабом партизанского движения. Нужно было помочь им разобраться боевые задания на активную борьбу против немецкими оккупантами. Кроме того, среди местного населения вести агитмассовую работу против оккупантов, выделять скрытые резервы, организовывать, где возможно, самостоятельные партизанские отряды и группы. С приближением частей Красной Армии поднимать народ на вооруженную борьбу, захватывать важнейший объекты, государственные предприятия, предотвращать их взрывы и поджоги. Эти задачи были определены в приказе представителя Украинского штаба партизанского движения от 22-го февраля 1944 года.
/партархив института истории партии Украины ф.62, оп.62-2, д.756, лл.3-4/
Мурзин изучил от первого до последнего слова этого приказ и отчетливо представлял, что ему и его группе делать. Людей он знал хорошо. Большинство из парашютистов были уроженцы Украины и Молдавии, знающие молдавский и румынский языки.
Получив разрешения на взлет, «Дуглас» без сопровождения истребителей поднимаются в воздух. Мелитополь остается позади. Разрывая ночную тьму, «Дуглас» набирает высоту, приближается к линии фронта. Куда летит группа, никто, кроме командира и комиссара, не знает. Во время перелета линии фронта противник обнаружил «Дуглас» и открыл огонь из зениток. Мурзин подошел к летчику. Летчик поднял голову, ткнул пальцем в карту. «Одесса», - прочитал Мурзин. Надо же было облакам кончиться под Одессой, охраняемой многочисленными зенитными батареями. В маленькое окно самолета десантники увидели яркие звезды, а внизу-ни огонька. Ощущение такое ,словно идешь по темному лесу и знаешь, что из-за каждого поворота за тобой следят. Вдруг что-то ослепительно вспыхнуло перед самым самолетом. Донесся приглушенный шумом мотора звук разорвавшегося зенитного снаряда.
-Меняю курс, - сказал летчик, -могут появиться «мессеры».
Для Даяна Баяновича Мурзина, не раз побывавшего в тылу врага по заданию штаба партизанского движения и «Смерш», такая обстановка была знакома .Казалось ему ,что парашютисты спокойны. Кто же они? Вот бывший пограничник молдаванин Павел Куделя. Войну он встретил на реке Прут. Пулеметы огнем косил нарушителей границы –немецко-румынских фашистов .Ему в это время исполнилось 25 лет. Он был крепкого склада, волосы подстрижены под «польку ». Безусый, всегда веселый, решительный. Рядом с командиром сидел подрывник Петя Русаков и радистка Надя Татинова с рацией «Север». Ей было тогда 19 лет. А вот и Гриша Матковский. На самолете он летит впервые, но это не пугало его. Одного только побаивался: не упасть бы на голову врага. До освобождения Молдавии Гришин отец работал у помещика механиком на вальцовой мельнице, мать-прачкой. Окончил Гриша 4 класса румынской начальной школы и стал работать тоже у этого помещика. В 1939 году он был призван в Румынскую армию, служил до 28-го июня 1940 года. т. е. до освобождения Молдавии Красной Армией. С мая 1941 года он в Красной Армии, в тяжело-переправочном понтонном полку. Началась война, Отступил до Сталинграда. Там строил доты, дзоты, Стал сержантом, помошником командира взвода. После разгрома сталинградской группы врага в наступлении был ранен. После госпиталя догнал свою часть в Ростове и строил переправы через Дон. Днепр, разминировал участки, проходы для наступающих частей.
……..Летчик еще раз сделал крутой вираж и крикнул: - Летим обратно на базу в Мелитополь. Из – за сильных снегопадов выброситься невозможно. Это приказ штаба. Летчик не говорил, что левый мотор вышел из строя, не стал беспокоить парашютистов. А Мурзин сообщил: - Штаб решил изменить район высадки. Через некоторое время летчик дал знак, и Мурзин подал команду: - Приготовиться к выброске. Первым прыгал комиссар А.Д.Таран, за ним начальник штаба Т.Г. Литвин, Д.Б. Мурзин, Павел Куделя, за ними командир разведки Яков Лебедев, следом должны были прыгать радистка Надя и подрывник Петя, последним – Гриша Матковский. Петя и Надя из – за груза подняться быстро не смогли. Что ни говори, за плечами полушубки, бушлаты, ватные брюки, вещмешок с сухим пайком и боеприпасам, автомат, парашют… Гриша хотел им помочь подняться, но летчик подтолкнул его и он полетел вниз.
Парашют Мурзина повис на дереве. Он решительно освобождается от парашюта и прыгает на снег.
Матковский приземлился на опушке леса в снежней сугроб. Убедившись, что поблизости никого нет, поднялся, свернул парашют и пошел вглубь леса.
Гриша шел осторожно, всматриваясь в каждый куст. Услышал треск, условные звуки, тихий разговор. Наткнулся на начальника штаба Литвина. Оказывается, парашют Лебедева повис на дубе и они старались снять его. Втроем рванули, раздался треск шелка и ломающейся вершины дуба. Вскоре к ним примкнул и Мурзин. Не было Пети и Нади.
-Надо искать, - сказал Мурзин.
Вспомнился ему разговор с А. Н. Асмоловым, имевший большой опят по организации партизанского движения в Ленинградской области, на Северо-Западном фронте. Он предупредительно говорил: - Выбросить людей и грузы в густо населенных районах Украины ,где нередко стоят вражеские гарнизоны, окажется более сложно, чем в «партизанском краю».
Мурзин напомнил своими товарищам и рассказанные в штабе партизанского движения случаи с некоторыми группами, выброшенными штабом 3-го Украинского фронта. Организаторская группа А. Муханова из тринадцати человек из-за плохой погоды приземлилась прямо на улице города и сразу же была окружена фашистами. Наши дрались до последнего патрона. Муханов, израсходовав боеприпасы, ударил себя финским ножом в сердце. Он думал, что погибает последним. В живых оказалась Маша Приходько. Более десятка фашистских трупов валялось убитыми ею. В автомате у нее кончились патроны, стала стрелять из пистолета. Ей предложили сдаться. Маша достала последний патрон, Маша достала последний патрон, завернутый в носовой платок, который по партизанскому обычаю хранился отдельно. Во время перезаряжения один из фашистов перехватил ее руку. Пуля прошла чуть выше виска. Тяжело раненую Машу мучили, но ничего не добились. Во время допроса она плюнула в лицо офицера и с ней покончили. А группа Н.П. Михаличенко приземлилась в селе Большое Староселье, где находились фашисты. Туда же попали и мешки с грузом. Из группы Михайличенко десантник и, Кравцов и медсестра Д. Будыльская приземлились на огородах и пошли в лес. Наткнулись на фашистов и полицейских. Их было много. Михайличенко принял дерзкое решение: атаковать их. Полетели гранаты. Михайличенко крикнул: Первая рота справа, вторая – слева!» Открыли огонь из всех видов оружия, что было у них. Немцы и полицаи шарахнулись в лес, в кусты и, не сделав ни одного выстрела, бежали до деревни. Эффект произошел все ожидания.
Мурзин напомнил предупреждение начальника Украинского штаба партизанского движения генерала Строкача о действиях в случае неудачной высадке и при встрече с противником. По приказу командира все мешки, лишнее оружие и ручной пулемет, с которым приземлился комиссар, снесли на подобранную возвышенность. Всех беспокоило отсутствие Нади с рацией и Пети. У них тоже были мешки с грузом. Пошли на поиски, заметили следы. Встревожились и обрадовались.
- это мои следы. – сказал Гриша.
- молодец, Мотковский, Учитесь, как запутывать свои следы, - сказал Мурзин.
Как только дошли до опушки леса, Павлик Куделя заметил немцев. Все притаились за деревьями и стали присматриваться. «Они приближались к нам и; по правде говоря, мне стало жутковато, - вспоминает Матковский. – Придется начинать первый бой в тылу врага. Я стал присматриваться к своим соседям. Недалеко от меня, справа, лежал комиссар за пулеметом. Посмотрел на его спокойное лицо и мое волнение сразу словно ветром унесло. Слева от меня залег Павлик – пограничник. Он тоже спокойно смотрит на приближающихся фашистов и держит их на прицеле. Я беру фашиста на прицел. Пусть только подойдет поближе и после команды «огонь!» его не будет в живых.

Они шли по балке, присматриваясь к следам. Винтовки у некоторых были на ремне, другие несли на изготовке. Слышны отчетливо разговоры. Я прислушался и понял, что это не немцы, а румыны. Их было человек десять. И еще один гнал за ними запряженных лошадей. На санях стоял пулемет. Мы на возвышенности, и наше положение более выгодное для боя. Слышу, один говорит: «Пойдем, ребята, домой, никого нет. Они не дураки сидеть тут, наверное уже за сто километров отсюда». Другие с ним согласились и повернув на просеку, вышли на дорогу, ведущую в село. У нас не оставалось сомнении в том, что они знают о высадке парашютистов. Откуда знают? Не хотелось верить, что наши товарищи попали в их лапы. Сомнения появились на рассвете, когда услышали стрельбу в стороне от населенного пункта. Мурзин послал меня и Павлика в разведку во главе с Лебедевым в ближайщее село. Потом переиграл. Старшим назначил начальника штаба. Пошли в разведку комиссар, Павлик и я, бывший капрал румынской армии. Заранее условились, если в селе румыны, то разговаривать буду я, мы переоделись так, чтобы быть похожими на румын. Накинули полушубки, на голову высокие молдавские шапки. Взяли пистолеты, по одной гранате и пошли в разведку. С пригорка увидели деревушку с двумя рядами хат. Остановились у крайней и залегли. Из хаты вышел мужчина, а следом женщина. Она на украинском языке сказала: «Ты там не сиди довго, бо я скоро буду хлиб вытегати з печи, то будемо вечеряты». Услышав эти слова, мы обрадовались, нам казалось, что находимся мы на Большой земле, а не на оккупированной территории.

Условились, что говорить будет начальник штаба. Мы эвакуированные, заблудились и не знаем, что за село, какого района. «Село называется Федоровка, относится к Кодымскому району Одесской области, - сообщил хозяин хаты. И добавил: - Утром сегодня в лесу жандармы поймали советскую парашютистку и нашли у нее оружие».

Известие нас ошарашило. Мы купили у хозяина хаты буханку свежего хлеба и ушли. Что надо было выяснить, мы узнали. Грустная весть о Наде сильно опечалила нас всех. Ужинать не стали. Взял карту, нашли село Кодыму. Здесь оставаться было нельзя. Решили перейти в другой лес. Наутро Павлик и начальник штаба вышли на дорогу, по которой мужики везли зерно с Будей на станцию Кодыму. От них узнали, что будейская жандармерия и сегодня будет делать облаву в лесу. Вернулись, заняли свои места на высоте. Пролежали весь день. Мужики сказали правду. Облава была, но в соседнем лесу. Сюда не зашли, видимо, группа тронулась в путь, но уже не в лес, а из леса.

Мурзин предположил, что завтра должна быть сплошная облава и наверняка будут прочесывать все вокруг. Не доходя километра три до станции Кодыма, в низко- рослом кустарнике заняли круговую оборону, замаскировались и стали ждать. Вскоре на нас набрел мужчина из села Французское. Он сказал, что пришел за дровами, затем сознался: ушел из села потому, что всех жителей села выгоняют в лес на облаву. Из Балты и Рыбницы приехало много немецких и румынских военных. Мурзин проверил документы, записал фамилию мужика и отпустил. Но тот попросил разрешить ему остаться, чтобы не участвовать в облаве.

Часов к девяти к лесу стали подходить люди. Они шли цепью вдоль леса, стреляли, кричали, потом зашли в лес, оставив нас в своем тылу. Обложили группу как зверей со всех сторон, но группа осталась незамеченной. После облавы вечером Мурзин повел группу в Погребский лес. Он сообщил, что в районе, по расчетам, должен действовать партизанский отряд Морозова. Он был выброшен от нашего штаба партизанского движения осенью 1943 года в Любомирские леса. Морозов, как было известно, поддерживал связь со штабом.
-У нас нет рации,- сказал Мурзин. - Надо связаться с Морозовым.
На связь был направлен начальник штаба и комиссар. При первой встрече они должны были сообщить о неудачной выброске группы, получить указание штаба партизанского движения, как поступить дальше: соединится с отрядом Морозовым или действовать самостоятельно. По расчету, на четвертый день они должны вернуться обратно с результатами.
«Прошло два дня, а их нет, - говорит Павел Куделя. - Продукты кончились, уже три дня ничего не ели. Яков Лебедев обморозил ноги, они у него отекли. Разрезали голенище сапога…. Командир ругает его за расхлябанность. Снял Лебедева с должности командира разведки и назначил вместо него Григория Матковского. Положение было трудным. Было ясно одно, что комиссар Алексей Таран и начальник штаба Тимофей Литвин /Федоренко Антон/, шедшие на связь с партизанским отрядом, попались гитлеровцам».
/Партархив ЦК КПУ ф. 62,оп.62,д.758,л.10/.
Так оно и произошло. 28 февраля 1944 года в селе Любомировка в двадцати трех километрах северо-западнее Балта немецкая жандармерия задержала группу и отправила в Балтское гестапо. Партизаны погибли, но никого не выдали.
/Па ф. 62, оп.62-2,д.758,л.10/.
Об этом сообщил и член подпольной организации село Будея обьезчик Червоно- Гребальского лесничества Дмитрий Петрович Савенчук.
Нужно было что-то делать. Мурзин принял рискованное решение: с наступлением темноты пойти в село и установить связь с местным населением.
Погода растеплилась. Шёл мокрый снег вперемежку с мелким дождём. Добрались до села Червоно-Гребля. В крайней избе жила старушка. Попросились переночевать. Она не отказала и хотела идти во двор, чтобы принести соломы, постелить нам. Мурзин, обращаясь к ней, спросил:
-Тетушка, знаете ли вы, с кем разговариваете? Кто мы такие?
Она немного подумала, глянула еще раз и сказала:
-Да кто же вы, солдаты…
-Нет, мамаша, мы советские партизаны. Мы советские люди.
Старуха, затаив дыхание, стала осматривать нас. Засомневалась видно: партизаны, а безусые. В это время кто-то стал с печи вытягивать ноги. Павлик направил туда автомат. Но слезал старик, он начал ругать старуху, что стоит и не кормит людей добрых.
Старика угостили махоркой. Он стал с жадностью расспрашивать о том, как дальше жить, скоро ли конец супостатам. У него было два сына, и оба в Красной Армии воюют с фашистами. Скорее бы их… Этим временем старуха приготовила покушать. Мурзин спросил старика, не знает ли тот хороших людей, с которыми можно связаться, и какого он мнения о леснике Погребского леса.
Старик сказал, что лесник хороший человек, был коммунист, звать его Митькой. Он связан с лесными людьми, ненавидит оккупантов.
Так намечалась цепочка связей.
ГДЕ РАДИСТКА НАДЯ?
Девятнадцатилетняя радистка комсомолка Надя Татинова с самолета прыгнула предпоследней. За ней прыгнул Петя Русаков, окончивший курсы подрывников в партизанской школе при штабе фронта. Надя пришла в себя, когда раскрылся парашют. Где-то внизу мерцал свет огонька, и она почуяла опасность. Когда опустилась ниже, огня больше не стало, показалась черная полоса. Это был лес. Надя приземлилась неудачно. Точнее, не приземлилась, - ее парашют стропами зацепился за вершины двух деревьев, и она повисла на стропах. После множества попыток отцепить парашют не удалось. Ночь холодная, морозная. Кричать нельзя. Чтобы не выдать группу, она молчала, стонала, мучилась, обморозила руки и ноги. Так она висела до самого утра.
В эту ночь в селе Будеи Гнату Пасию, так называли его, не спалось. Он ворочался на пуховой перине, чесался, кряхтел, но сон упорно не приходил к нему. Третий год верой и правдой служит он фашистам, а нет ему ни одной награды, ни одного поощрения.
-Прояви себя, будет награда, - сказал однажды начальник полиции.
А как проявить? Сообщал он им имена коммунистов, активистов. Этого мало. С партизанами воевать в лесу? Мало кто оттуда возвращается.
Вспомнил одного активиста из соседнего села, решил проверить, там ли он. Наутро запряг мерина, поехал. Дорога лежала через Кодымский лес, покрытый свежим снегом. Вот и лес. Вдруг лошадь испуганно фыркнула и остановилась. Гнат насторожился. Не зверь ли? Глянул и заметил: на вершине деревьев раскрытый парашют с человеком.
-Боже мой! Что это? – Гнат выскочил из саней, вытащил из кармана немецкий парабеллум и осторожно подошёл к парашюту.
«Вот и моя награда!» - обрадовался Гнат.
- Не шевелись! Стрелять буду! – предупредил он висящего на суку человека.
Надя находилась в бессознательном состоянии. Гнат забрался на дерево и, ухватившись за парашютные стопы, сильно рванул их к себе. Надя тяжело упала в сугроб. Она очнулась, попыталась встать, застонала и снова свалилась.
Гнат взял её автомат, сунул в сани, под сено. Когда развернул коробку, увидел рацию и совсем засиял: «Эта радистка очень ценная птичка, за неё награды не миновать» - подумал предатель.
Надя очнулась на санях и долго лежала без движения, собираясь с мыслями. Руки и ноги ничего не чувствовали. Она старалась, чтобы руки и ноги заработали, попробовала повернуться.
- Где я? Куда едем? – Это было первые слова, вырвавшиеся из груди. Ей захотелось вскочить и бежать в лес, но Надя не могла подняться.
- Едем в село, в тёплый дом. Там будет хорошо, - услышала она в ответ. Три обещания насторожили Надю, она почувствовала в словах Гната фальш. А негодяй думал о том, что не спасение ей желает, а допроса в жандармском участке. Там-то дадут ей жару. И опять подумал, как на его груди заблестит награда хозяев «нового порядка» До полицейского участка надо было ехать мимо своего дома. Гнат решил остановиться, похвастаться перед женой, какую птицу поймал. Двор огорожен дощатым забором, рядом с домом сарай, конюшня. Он открыл ворота, заехал во двор. Надеясь, что здесь никому его находка не останется, Гнат спокойно вошел в дом.
- Ну, милая моя, радуюсь добыче. Налей-ка стаканчика, а я покажу, какую я рыбочку зимой выловил в проуде лесном…
Этим временем Надя сумела высвободиться. Руки начали действовать, выбралась из саней, встала спиной к стене, взяла в руки автомат. Гнат тянул свою жену во двор, взглянуть на рыбочку. А рыбочка автомат направила на предателя. Она короткой очередью прошила толстый живот Гната. И сама упала от боли в ногах.
Услышав выстрел, к дому полиция Гната с тревожными криками бежали румынские жандармы. Надя попыталась встать и не могла. Очень болели ноги и спина. Превозмогая боль, девушка отползла дальше, привалилась спиной к стене, приготовилась к бою. В карманах нашла две гранаты, которая полиция не догадалась обезвредить. Врагов было четверо. Решение пришло мгновенно: пули по врагу, гранаты для себя и рации. Распахнулась калитка. В створе ее осторожно остановился фашистский солдат. Надя дала очередь. Фашист упал. Надя хорошо понимала: ей не спастись. О чем думала в это время наша советская десантница, молодая девушка из далекого волжского города, добровольно сменившая веселую студенческую жизнь на суровые будни войны? Трудно представить. Но она билась до последнего патрона, гранату бросила, разбила рацию. В это время фашист успел ранить ее. Тут же на нее накинулись жандармы. Ее везли в село Будеи в жандармский участок и кричали:
- Вот она, партизанка, парашютистка…
Жандармы вызвали преподавателя немецкого языка и старшую дочь попа
Допрашивали. Но она ничего не отвечала.
- Вначале вылечите, - сказала она.
Жандармы послали к ней врача, медсестру, надеясь, что от парашютистки- радистки много важного, ценного.
Руководители подпольщиков и десантников решили освободить Надю. Возложили эту операцию на бывшего пограничника Василия Курбалу. Подпольщики, рискуя жизнью, напали на полицейский участок, но неудачно. Жандармы организовали сильную охрану с пулеметами и автоматами. Это был хороший урок для партизан с плохой разведкой не суйся в пасть врага.
5-го марта 1944 года оперативная группа под руководством Мурзина изъяла ожившего предателя радистки Пассия Гната - Левицкого Евдокима, в том числе и полицаем, которые решением партизанского суда были расстреляны в присутствии местных жителей за издевательства над советской патриоткой Надей Татиковой.
/Парт. арх. ЦК КПУ Ф,62,оп. 62-2, д.758, л. 10/.

 

ВСТРЕЧА В ЛЕСУ.
Это было в лесу Кодымского района Одесской области. Шел 1944 год. Стоял холодный февраль. Группа Мурзина день провела в лесу. Ночью опять втроем пошли к леснику Митьке Савенчуку. К дому лесника подошли осторожно, даже собака не залаяла. Убедившись, что поблизости никого нет, стали стучать. Долго стучали, пока открыли дверь. Даян Мурзин и Гриша Матковский вошли в дом, а Павлик Куделя остался караулить у двора.
Мурзин сразу сказал, кто они такие и объяснил цель прихода. Лесник долго ничего не говорил. Он не верил им. - Это хорошо, что не верите словам, - Мурзин положил на стол свой автомат. – Мы тебе верим. Снял пальто, оторвал подкладку, достал удостоверение. Подал леснику. Прочитав документы, лесник сказал, что сегодня не обещает ни каких сведении. – Схожу в деревню. Узнаю, есть ли что – нибудь подходящее для передачи вам. К моему дому не подходите, часто проверяют жандармы – и днем и ночью. Лесник назначил место встречи на завтра. В деревне лесник о встрече с Мурзиным рассказал руководителю подпольной группы И. Михальскому и А. Гандзию. Они на связь послали Василия Курбалу. Утром к условленному месту пришел лесник. Он долго ходил, осматривая деревья, местность. Минут через тридцать Мурзин дал команду выходить, а Павлику – наблюдать. Лесник сказал, что завтра придет человек в лес на встречу. С ним можно решить все вопросы. Только разведчики должны указать ему место, куда явиться. Мурзин указал место явки. Лесник удивился, что за короткое время партизаны так хорошо изучили лес. местность. На следующии день часа за два раньше назначенного времени разведчики явились на условленное место. Яша Лебедев пошел дальше по направлению к дому лесника. Он первым заметил на опушку леса человека среднего роста в каракулевой серой кубанке, сером пальто, хромовых сапогах, Лебедев незаметно двигался за этим человеком. Держал тот в руке обломанную ветку, любовался зимним лесным пейзажом. Осмотрелся кругом, сел на пень. Мурзин послал к нему Гришу Матковского. Тот заметил идущего, поднялся и зашагал, хромая, опираясь на палку. Они протянули друг другу руки. – Чем могу быть полезен, - спросил незнакомец. – Сейчась подойдет командир, и поговорите с ним, - сказал Матковский. Подошел Д.Мурзин представился. Узнав, что Василий Васильевич Курбала бывший пограничник, начальник пограничной заставы, бросился к нему с радостью. Они обнялись. Курбала успел отрастить бороду. Сама должность начальника погранзаставы и ранения говорили о многом. Мурзин для порядка показал ему удостоверение, познакомил с заданием штаба партизанского движения фронта.
Курбала коротко рассказал о действиях подпольной группы и маленького партизанского отряда, начало организации которого положили подпольщики И.Михайловский и А.Гандзий. Договорились объединиться, действовать вместе, создать более мощный отряд. Мурзин предложил назвать его отрядом имени Молотова. Отряд имени Ленина уже действовал на Украине. Так родился партизанский отряд имени Молотова. Курбала был назначен начальником штаба, комиссаром отряда – младший политрук Андрей Исакович Гандзий.
Партарх., ЦК КП Украина Ф62,ОП.62-2,д.758
ТАК ЗАКАЛЯЕТСЯ КОМИССАР
Бывает вот так: человек не особо примечателен, а в экстремальных условиях рождается стойкий характер. С таким характером пришел в отряд имени Молотова член ВКП/б/ Андрей Гандзий. Трепать его начала судьба с первых дней войны. До войны молодой Андрей Гандзий талант музыканта отдавал на алтарь культпросветработы. Село Студенное на Виннищине нуждалось в заведующем клубом. Андрей заряжал своей активностью и парубков, и дивчат. И песни с ними про казака Голоту спивал, и «падеспань» с краковяком мог станцевать, и на скрипке сыграть. В тринадцать четвертом году Андрея призвали в армию. После годичных курсов младший политруков стал начальником полкового клуба. Учил солдат военным песням, особенно пригнувшейся «Если завтра война»… А вот война уже приближалась к границе с черными весенними тучами.
Застала она его вместе с женой Анной Петровной на советско – румынсой границе. Своих жен офицеры успели отправить в тыл, а сами схватились в единоборстве с фашистами. Сражались, отступая. Отступая, били врага. Недалеко от Одессы полк попал в окружение. Андрея ранило в ногу. Из окружения выходили группами. С трудом Андрей добрался до села Будея, что в Кодымском районе на Одессчине. Там, под отцовской крыше находилась его жена с малолетним сыном Андрюшей. На второй день тесть сказал своей дочери:
- Пусть муж твой убирается из моей хаты,- он коммунист. Я не хочу из-за него идти на виселицу! На третий день Андрея арестовали гестапо. После измывательства и пыток приговорили к расстрелу. Нашелся добрый человек, спас. Им был учитель немецкого языка Тимофей Гауб. Он убедил дознавателей, что хромой коммунист пригодится гестапо. А Гандзия оформил в музыкальную команду. Гестаповцы для проверки заставили Андрея играть на баяне и на скрипке с вечера и до утра. Без отдыха. Пальцы опухли от игры. Терпел и играл. Выдержал пред гестаповцами экзамен, вошел почти в доверие. Вскоре в селе Будея заиграл местный духовой оркестр. В него вошли Сашно Данильчук, еще два Василия Данильчука, Николай Корийчук, да Петро Чухрий, Мартьян Галецкий и еще несколько парубков. Играли на свадьбах и поминках, заодно изучали обстановку, шукали по близлежащим селам, где обосновались гестаповцы и румынские жандрамы, кто к ним прилипает из местных жителей, а кто ненавидит оккупантов.
Так местным музыкантом Андреем Гандзием создавался подпольная группа. Коммунист ежечасно помнил о своем партийном долге. В группе появились новые люди, готовые вести борьбу с оккупантами. А активными подпольщиками стали Михаил Виноградник, его братья Василий. Андрей Гандзий связался с организатором партизанской группы Иосипом Михальским, которой уже действовали Иван Янковский и Василий Курбала. На их основе Гандзий и Михальский создали небольшой партизанский отряд, который был назван отрядом имени Ленина. Создание отряда совпало со сдачей Одессы врагам. Гандзию партизанский разведчик доставил воззвание Одесского обкома партии и облисполкома. На коротком митинге оно было зачитано. Позволим и мы воспроизвести его. Как пули врезались слова и создание молодых партизан:
«Ко всем гражданам Одессы и Одесской области! Областной комитет партии и областной совет депутатов трудящихся призывает вас не складывать ни на минуту оружия в борьбе против немецких оккупантов. Беспощадно расправляйтесь с немецко- фашисткими захватчиками, бейте их на каждом шагу, преследуйте по пятам, уничтожайте их как подлых псов. Пусть в каждом доме, на каждом дворе и улице, на больших и малых дорогах врага подстерегает смерть!... Будем биться до тех пор, пока враг не будет окончательно уничтожен и стереть с лица земли. Вперед за нашу победу! За родину!»
/Партархив Одесского обкома КПУ./
Текст воззвания был напечатан через несколько лет в 1947 году в сборнике документов «Одесса в Великой Отечественной войне Советского Союза» А тогда в Кодымском лесу партизаны безмолвно слушали голос комиссара, читающего это воззвание. Слушали и молча клялись отомстить врагу. Тут же подоспело первое настоящее боевое крещение молодого комиссара. Жена его, Анна, сообщила: в соседнем селении стоит штаб немецкой части. В доме ее родственника Фоки Галицкого. Гандзий знал его и пошел на риск. Угодил к Фоке Галицкому, когда тот угощал немцев украинской горилкой. Так и хотелось рвануть назад или бросить прирятанную под мышкой гранату – «лимонку». Услышал: - Ты партизан? - Я музыкант, - не мешкая. Ответил Андрей Гандзий. Посмотрел на Фоку Галицкого. – Он мой родственник. Пришел к нему побриться, видите, оброс. Фока подтвердил, спас этим себя, немецких штабистов, да и его, Андрея Гандзия.
Когда ушли немцы, Фоке Андрей сказал:
-Будем с ним расправляться. Окажешься рядом,- падай на пол. Ты спасаешься, а их уничтожим.
Вернувшись в отряд, Андрей подготовил группу нападения. Ему сообщили: штабисты направились в село Крутые. Пришлось всю группу перетянуть в речке, к мосту, который должны были переехать офицеры немецкого штаба. Тут и завязался бой. Смелый, дерзкий выпад. Партизанский бой пришёлся совсем не по вкусу фашистским разбойникам. Все были уложены партизанскими пулями.
Бой пробный. А сколько их было потом на партизанских тропах и дорогах, в лесах и на открытом поле. Из хат выкуривали врага. Уничтожали изменников и предателей. Лозунгов «Кровь за кровь! Смерть за смерть!» воплощался в жизнь повседневно.
Комиссар отряда Андрей Гандзий вдохновлял товарищей на борьбу с врагом, закалял их, учил их не щадить супостатов.
А потом встреча с партизанским отрядом Мурзина.
Новые бои – жестокие и смелые.


БОИ НА ДОРОГЕ

Одесситы и молдаване в те дни свои леса называли «кутерьмой для врагов» .Через эти леса и поля лежал путь разгрома оккупантов. Здесь встречали своих. И повозки, скрипящие несмазанными колесами, и сани – розвальни в суровые зимники загружали продуктами питания, ранеными, - все шло сюда, в укромные места. Партизаны хозяйничали и в лесу, и в горах, и в городе.
Бывший гитлеровский генерал К. Типельскрих в книге «История второй мировой войны» писал: « Оставляя осенью 1941 года Одессу, русские создали в городе надежное, преисполненное величайшего фатализма партизанское ядро. Партизаны обосновались в катакомбах, разветвленная сеть которых общей длиной около ста километров, не имеет себе равных в Европе. Партизаны совершали ночные налеты на отдельных солдат и плохо охраняемые объекты» …
Бывшие новички партизаны уже не падают на землю, когда над ними со свистом и визгом пролетал снаряд или мина. Они помнят наставление бывалых мстителей и командиров, их советы « Ложись, не убегай, - осколку легче догонять бегущего» .
Вот и сейчас пришло пополнение из села Буден, Федоровки, Французское. В мелколесье остановились. После прохождения необходимой тренировки новичков взяли на боевое задание.
- В открытую не курить! – предупредил комиссар Гандзий, и продолжал наставлять:
- Вы принимаете боевое крещение. Вас по-разному называют: приписники, ополченцы, примазывающиеся. Забудьте все это. Теперь вы партизаны. Будем сражаться за Родину и бить врага, не жалея себя. Таков наш партизанский долг, - помолчав, добавил:
- По данным разведки на рассвете по дороге должны проскочить несколько вражеских машин с войсками. Мы должны уничтожить их.
Время перевалило за полночь, и новички заняли исходную позицию. Командиры групп И.Янковский, Г.Левицкий, Д.Мурзин каждому определили задачу. Пошли в ход лопаты. К рассвету должны прочно окопаться. Когда появятся вражеские машины, партизанские группы должны открыть по ним неожиданный огонь.
Враг вскоре напомнил о себе. На дороге Балта и Кодыма, через Будею промелькнули, тарахтя моторами, три мотоциклиста.
- Приготовиться! – скомандовал командир группы Янковский.- Бить наверняка, без промаха!
Заработал пулемет, полетели гранаты. Первая машина чуть не проскочила, но пулеметная очередь по скатам остановила ее. По второй и третьей машинам угодили гранаты. Точный огонь партизан с близкого расстояния не дал возможности фашистам опомниться. Они валились на землю. Две машины задымились, одна взорвалась. Та же участь постигла и четвертую машину с солдатами.
Григорий Левицкий с товарищами через некоторое время услышал гул танковых моторов. Командир отряда Мурзин дал команду уходить в глубь леса. Партизаны моментально скрылись без потерь. Только один Гаврил Мешаков был ранен. Он первым встретил врага пулеметным огнем и с несколькими партизанами прикрывал отход своих.
- Молодец! Хорошо поработал, - сказал командир отряда, когда Мешаков оказался в лесу.
Так же Мурзин оценил работу новичков.
Для новичков похвала была большой наградой.
Когда вражеские танки подошли к месту боя, перед их глазами на дороге и у дороги валялось множество трупов и раненых. Партизан и духу не было там.
Во второй половине дня противник тщательно прочесывал лес. Разъяренный враг поставил перед собой задачу: покончить с партизанами. Да только ищи теперь ветра в поле. Партизаны научились умело выполнять свой долг, изобрели свою тактику, которая выводила из равновесия не одного гитлеровского генерала.
В партизанском отряде ярко проявились дарования В. В. Курбалы и его жены Ольги – разведчицы и медработницы отряда. За короткое время Курбала в совершенстве овладел методами и тактикой партизанской борьбы с врагами Родины. Как коммунист, вел большую работу по подбору и сплачиванию личного состава отряда. Он проводил инструктивные беседы, занятия с командирами групп, с личным составом, разрабатывал планы операций, заданий группам. Сам участвовал в боевых вылазках, возглавляя оперативные группы. Нередки были случаи, когда политрук Гандзий слушал передачи из Москвы, записывал тексты для распространения среди населения, Курбала по обыкновению в эти минуты сидел возле комиссара. Потом они вместе намечали планы действий, координировали их, уточняли связи с подпольщиками.
В беседе с агитаторами-политинформаторами, среди которых выделялись Я, Лебедев, А. Джевицкий и многие другие. Комиссар отряда Гандзий просил их рассказывать партизанам об отважных разведчиках. Часто в беседах упоминалась отважная партизанка Мария Головатая. Она несколько раз переходила линию фронта. В партизанский лес была выброшена и ее сестра Анастасия. Они потом обосновались в городах Ямполь и Сороки. Их сведения очень пригодились фронту. За время боев с карателями Мария и ее группа соединились с партизанским отрядом. Анастасия, прозванная пулеметчицей Анкой, в одном из боев из пулемета уложила много гитлеровцев и погибла смертью храбрых, смертью героя.
Ее не забыли партизаны. Однажды после боя они, разложив костер, услышали в кустах стон и крик младенца. Да, они не ослышались.
Это кричал ребенок. Жена партизана Терентия Петрика Марта родила дочь, Девочку тут же назвали Анной ,- в честь героически погибшей Анки –Насти ,- в честь героически погибшей Анки –Насти Головатой . Наступал осторожно , точно по следу на снегу , идет по лесу женщина .Часовой ,сидевший на дереве ,бдительно наблюдает за ней ,наверное ,потому ,что она попала в его сектор .А часовой то тоже женщина ,партизанка Мария Кушнир .Ольга Левицкая подавала условный знак, к ней подошла .
- Почему рано?- спросила Мария Кушнир. - Не разговаривай, слезай быстрее. После боя все вернулись, но ранен пулеметчик. Нужна медпомощь. Иди быстрее в штаб. Тебя ждут. На опушке леса произошла смена часовых. Они научились маскироваться, рядом пройдешь и не заметишь. Когда Ольга заняла пост партизанского часового, Мария ушла. Она единственная. Кто в отряде хорошо разбирался в медицине. Мария сразу направилась в землянку. Которую называли «партизанским госпиталем». Мария была и за врача, и за начальника госпиталя, и за медсестру. Называли ее партизаны «доктором». В землянке раненного не было. Она разыскала его в другой, в соседней землянке. Рана оказалась у пулеметчика серьезной. Это был партизан Гаврил Мешаков. Вражеская пуля задела кость. Мария знала: детство его прошло в детдоме. Даже его кличку ребячью знала: прозвали Гаврилом «мешком». Наверное, за то, что был впрямь мешковатым, потому и кличку такую дали, и она приросла, как привой к яблоне. Родился Гаврила Мешков в деревне Семейкино Куйбышевской области. Мариие интересно было слушать его. Однажды в неравном бою Гаврил был ранен, контужен и оказался в плену. Фашисты одурманивали пленных. Подсовывали ложные газеты, листовки на русском и других языках о поражении Советской Армии. Пленные понимали: в каждой строчке, в каждом слове – ложь. Фашистам не удалось в них убить дух свободы, заставить отвернуться от родины. Гаврил рассказал Марии, как совершил побег из плена во время заготовки леса. И вот оказался в партизанском отряде. Мария слушала рассказ волгаря и задавала вопросы. На каждый надо было непременно отвечать.
Так за вопросами и ответами она и обработала рану, забинтовала ее. Ей было не привыкать к такой партизанской повседневности.
Но Марии не всегда везло. Некоторые тяжелораненые находились в селе, на тайных квартирах. Под покровом темной ночи она навещала их. Вот и на днях Марии не удалось спасти одного тяжелораненого. И она душевно переживала его смерть. Были у нее и лекарства. А когда лекарств не хватало, пользовалась местными средствами, травами, корой от деревьев. Так она встретилась с одной старушкой, которая лечила больных травами, звали ее баба Поля. Однажды Мария спросила эту пожилую женщину:
- Бабуся, вы не боитесь связываться с нами? Держите у себя раненого партизана. Узнают фашисты, могут расстрелять.
- У меня два сына на фронте воюют с фашистами,- ответила она.- Свою жизнь я прожила. Напоследок решила хоть еще одно доброе дело сделать. Только вот за сыновей боюсь. Они, может, тоже где-то воюют, тоже, может, кто-то их лечит. На вот тебе еще настойки от ран и других болезней, лечи, помоги им выздоравливать.
Во время посещения раненых партизан Мария держала их в курсе событий, рассказывала о проведенном бое в лесу. Сообщала о приближающемся фронте, о том, как Советская Армия бьет фашистов. Такие сообщения были чудесным лекарством для беспомощных людей. Когда они выздоравливали, снова из деревни уходили в лес, к своим. Легенды и были рядом ходят.



{song-list} Понравилась статья? Поделись с друзьями!!!

Каталог учреждений

Мультимедиа

Панель управления