Отечество.ру » Семья победы » Казанцев Яков Васильевич

Казанцев Яков Васильевич

20-12-2017, 12:29 просмотров: 92, комментариев: 0

Родился 25 ноября в 1923 году в селе Малышево Алтайского края. С детства его отец Казанцев Василий Поликарпович, столяр-краснодеревщик, часто переезжал в поисках лучшей доли. Яков учился ремеслу, когда отец брал его с собой на работу. Позже эти умения спасли ему жизнь.

С 1939 г. семья Казанцевых оседает в г. Усть-Каменогорске. Как только началась Великая Отечественная война, Яков пришёл добровольцем в военкомат, однако в связи с непризывным возрастом в действующую армию его не призвали. Тем не менее, Яков, приписав себе год, смог хитростью попасть в Красную Армию в 17 лет. После двухмесячных кратких курсов Яков попадает на фронт в составе расчета станкового пулемета Максим.

Невысокий худощавый парнишка прошел сотни километров, неся на себе пулемет, весом не менее его самого. В составе расчета Яков попадал в самые страшные перипетии боёв. Ведь само назначение пулеметного расчета – сопровождать пехоту на всякой местности, подавляя огонь противника и расчищая дорогу стрелкам при наступлении или прикрывать их отход при выходе из боя. Позиции пулеметных расчетов могут меняться во время боя, но огонь пулеметов не должен прекращаться. За первые два года у Якова сменилось более четырех расчетов, почти все его друзья, с которыми он призывался, погибли, и только ему везло – лишь небольшие ранения.

Однако любому везенью приходит конец - в 1943 г. в ожесточенном бою Яков получает ранение и попадает в плен. Его направляют сначала в концентрационный лагерь военнопленных в Румынии, откуда уже отправляют в один из самых мрачных концлагерей Австрии - Маутхаузен, отделение Гузен. Узники, которые прибывали в лагеря голодные и истощенные, должны были сдавать остатки своей личной собственности и получали взамен полосатую каторжную одежду, ложку, котелок и кружку. Попадавший в лагерь утрачивал все связи с внешним миром и все признаки своей индивидуальности: он лишался имени, социального положения, профессии, имущества, даже волос.

Заключенный не имел никаких прав; не мог кому-либо жаловаться; не существовало никаких обязательных правил, доступных его пониманию, кроме обязанности безоговорочно подчиняться приказам начальства. День узника состоял из торопливого подъема на рассвете, утренней поверки, выхода на работу и работы, продолжавшейся 11–12 часов при постоянном надзоре и понуканиях, в большинстве случаев под открытым небом при любой погоде. После возвращения узников в лагерь производилась повторная тщательная проверка, удостоверявшая, что ни один из нескольких тысяч узников не исчез. Узнику предоставлялись короткие перерывы для принятия скудной пищи, которая лишь разжигала его постоянный голод, и короткие часы сна. Голодный паек узников в годы войны становился все более скудным. Крайне негигиенические условия и отсутствие воды способствовали распространению болезней, в том числе брюшного и сыпного тифа. Лагерный врач и его помощники из заключенных часто умерщвляли больных смертельными инъекциями или ускоряли смерть небрежным лечением.

Малейшее подлинное или мнимое нарушение лагерных правил влекло за собой жестокое наказание: не менее 25 ударов, погружение головы в воду (вплоть до удушья), а очень часто — смертную казнь через повешение, производившуюся в присутствии всех узников лагеря. Условия жизни в концентрационных лагерях были рассчитаны на то, чтобы притупить чувства, терроризировать узников и лишить их человеческого облика. В концентрационных лагерях господствовали страх и голод. Часто происходили случаи, когда Яков просыпался и видел соседа по нарам уже умершим. Спасли Якова только навыки плотника, привитые его отцом. Его стал брать на работу бюргер из местного городка. За работу он давал Якову несколько заплесневелых корок или кожуру картофеля, которыми Яков прокармливал себя и ещё трех своих товарищей и благодаря чему они не умерли от голода.

Когда советские войска начали наступление с востока, а англо-американские — с запада, Гиммлер отдал приказ о срочной эвакуации узников из лагерей на оккупированных территориях, для которой не было предоставлено никаких транспортных средств.В начале 1945 г. более 500 тысяч узников совершали пешком «марши смерти», продолжавшиеся несколько дней в холоде и под дождем, без каких-либо необходимых вещей и пищи.  В одном из таких маршей участвовал и Яков. Он надолго запомнил, как на одном из привалов, охранники долго спорили между собой: расстрелять ли узников и сбросить в горную шахту, или все-жедоконвоировать до конечного этапа. Тогда удача снова была на его стороне.

В апреле 1945г. однажды утром узники, проснувшись в лагере, обнаружили, что гитлеровцы сбежали, бросив на произвол судьбы своих приспешников: полицейских и старост, с которыми озлобленная толпа сразу же расправилась голыми руками. Яков со своим товарищем решили пробираться на восток, через два дня они уже были задержаны разведкой 9 гвардейской Армии 3-го Украинского фронта. Через 2 недели, после проверки контрразведкой «СМЕРШ» и лечения (в первую очередь, откармливания), Яков с винтовкой в руке участвовал в операции по освобождению Вены. В Австрии он и встретил Победу, но ещё три месяца в составе гарнизона квартировался в Вене. В августе 1945г. Якова направляют с ротой 9 гвардейского полка на другую часть материка – на войну с Японией. Планировалось, что полк войдет в состав 39-ой общевойсковой армии Забайкальского фронта. Однако, в связи с долгим переформированием подвижных составов эшелонов техники, капитуляцию Японии Яков встретил в Иркутске, так и не доехав до Манчжурии, откуда и демобилизовался.

За заслуги перед Родиной Яков Григорьевич Казанцев награжден Орденом Красного знамени, орденом Отечественной войны, многими медалями.

Автор:
Добрусина Александра 8а



{song-list} Понравилась статья? Поделись с друзьями!!!

Каталог учреждений

Мультимедиа

Панель управления