Отечество.ру » События XX » Танковое сражение под Прохоровкой (12 июля 1943 г.) в воспоминаниях советских и немецких солдат и офицеров

Танковое сражение под Прохоровкой (12 июля 1943 г.) в воспоминаниях советских и немецких солдат и офицеров

24-07-2017, 15:57 просмотров: 197, комментариев: 0

Более 70 лет отделяет нас от Прохоровского сражения, но интерес к нему не уменьшается. Бои в июле 1943 г. велись в районе небольшой станции Прохоровка в 30 км от Белгорода и вошли в военную историю как крупнейшее танковое сражение Великой Отечественной войны.

 
Актуальность избранной темы определяется также происходящими в обществе коренными изменениями, которые коснулись массового восприятия событий Великой Отечественной войны. В настоящее время в обществе высказываются диаметрально противоположные точки зрения на неоднозначные проблемы её истории. Несмотря на довольно значительную историографию оборонительных боев на Курской дуге в июле 1943 г. и воспоминания, посвященные этим событиям, у историков до сих пор нет единого мнения по некоторым вопросам.


Писатель Юрий Бондарев в книге «Запах победы» писал: «Это был запах лета, жаркого июля сорок третьего, запах нашей Победы в невиданном по своей мощи сражении, какого не знала история. Две армии столкнулись в противоборстве смертельном…»


Непосредственно под Прохоровкой бои начались 10 июля 1943 г., когда противник, оттеснив войска фронта на обоянском направлении к северу, перегруппировал 2-й танковый корпус СС для удара в северо-восточном направлении. Закончилось Прохоровское сражение к 17 июля, когда наши войска перешли к преследованию противника. Успех в отражении удара сильнейшей группировки противника на южном фасе Курской дуги был достигнут совместным усилиям и мужеству воинов 1 и 5-ой гвардейской танковой армии.


Командующий 5-й гвардейской танковой армией генерал-лейтенант танковых войск Павел Ротмистров вспоминал: «...ночь на 12 июля прошла относительно спокойно. Гитлеровцы вели артиллерийский огонь и пускали осветительные ракеты. Но разведчики слышали в ночной темноте рокот многочисленных моторов... стояла тишина. По всем признакам чувствовалось, что недалек тот час, когда эту тишину с адским грохотом разверзнут сотни орудий, тысячи бомб... Уже в 8 часов утра стало жарко, и в небо поднялись клубы пыли. К полудню пыль покрывала толстым слоем придорожные кусты, пшеничные поля, танки и грузовики, темно-красный диск солнца был еле различим сквозь серую пылевую завесу».


Командующий войсками 1-й танковой армии генерал-лейтенант танковых войск М.Е. Катуков так запомнил это сражение: «Мы выбрались из щели и поднялись на небольшой взгорок, где был оборудован КП. Была половина четвертого дня. Но казалось, наступило солнечное затмение. Солнце скрылось за тучами пыли. И впереди в полумраке виднелись всплески выстрелов, взлетала и осыпалась земля, ревели моторы и лязгали гусеницы. Как только танки врага приближались к нашим позициям, их встречал плотный артиллерийский и танковый огонь. Оставляя на поле боя подбитые и горящие машины, противник откатывался и снова шел в атаку».


Для автора особый интерес представляли воспоминания советских солдат – участников битвы. Вот как запомнил Прохоровское сражение танкист В.Т. Федин: «12 июля  под Прохоровкой в пыльной и дымной мгле наши танки врезались в боевые порядки танков противника и тем самым получили возможность неожиданно возникать вблизи «Тигров» и «Пантер» и поражать их с близкого расстояния. Требовалось исключительное мастерство и мужество от экипажей наших танков, особенно – от механиков-водителей, чтобы подобраться к «Тигру» на близкое расстояние и дать возможность стреляющему взять вражеский танк на прицел.


Будучи на Курской дуге командиром танковой роты П.И. Громцев рассказывал: «Сначала стреляли по «Тиграм» метров с 700. Видишь – попадаешь, искры бронебойные высекают, а он идет хоть бы что и один за другим расстреливает наши танки. Благоприятствовала лишь сильная июльская жара, «Тигры» то там, то здесь все же загорались. Оказалось потом, что нередко вспыхивали бензиновые пары, скапливающиеся в моторном отделении танка. Напрямую удавалось подбить «Тигра» или «Пантеру» лишь метров с 300 и то только в борт. Много тогда наших танков погорело, однако наша бригада все же потеснила немцев километра на два. Но мы были на пределе, больше такого боя не выдержать».


Танкист В.И. Коваленко запомнил сражение так: «Немцы не жалели техники, перли нагло, поэтому оставили много подбитых танков на поле боя. На Курской дуге были впервые применены «Тигры». «Тигр» – сильная и мощная машина, на 1 км пробивал наш танк насквозь и с ним шутки были не из приятных. Поэтому и обучали нас увернуться от «Тигра», не подставить ему бок или зад. Эта учеба нам много помогла в боях».


Вспоминал участник танкового сражения, сержант,  герой Советского Союза Г.Я.  Пенежко: «В памяти остались тяжелые картины. Стоял такой грохот, что перепонки давило, кровь текла из ушей. Сплошной рев моторов, лязганье металла, грохот, взрывы снарядов, дикий скрежет разрываемого железа… Мы потеряли ощущение времени, не чувствовали ни жажды, ни зноя, ни даже ударов в тесной кабине танка. Одна мысль, одно стремление: пока жив, бей врага. Наши танкисты, выбравшиеся из своих разбитых машин, искали на поле вражеские экипажи, тоже оставшиеся без техники, и били их из пистолетов, схватывались врукопашную».


Танкисты – участники сражения вспоминали: «…в этот момент эфир превратился в котел человеческих эмоций, на радиоволнах начало твориться что-то невообразимое. На фоне обычного потрескивания помех в наушники неслись десятки команд и приказов, а также все, что думали сотни русских мужиков из разных концов о «гансах», «фрицах», фашистах, Гитлере и прочей сволочи. Эфир был настолько переполнен ядреным русским матом, что, казалось, вся эта ненависть может в какой-то момент материализоваться и вместе со снарядами ударить по врагу. Под горячую руку танкисты вспоминали и собственное начальство, которое завело их в это пекло».


В боях под Прохоровкой советская армия потеряла не только множество танков, в яростных схватках погибли отважные гвардейцы. Однако поставленную перед ними задачу выполнили: решительным контрударом на главном направлении остановили грозного противника. Немцы не добились поставленной цели: их сила натолкнулась на нашу несокрушимую мощь.


Начальник штаба 48-го танкового корпуса генерал-майор Фридрих Вильгельм фон Меллентин очень проницательно сказал о затруднительном положении немецких войск: «Русские знали о том, что будет, и превратили Курский фронт во второй Верден. Немецкая армия отбросила все свои преимущества мобильной тактики и встретилась с русскими на той местности, которую они сами выбрали. Вместо того, чтобы создавать условия для маневра, германское Верховного командование ничего лучше не придумало, кроме как швырнуть наши великолепные танковые дивизии на Курск, который стал самой мощной крепостью в мире».


Командир 19-й немецкой танковой дивизии генерал-лейтенант Г. Шмидт резюмировал: «Несмотря на большие потери, которые нес противник, и на то, что целые участки траншей и окопов были выжжены огнеметными танками, нам не удалось выбить из северной части оборонительного рубежа засевшую там группу противника силой до батальона. Русские засели в системе траншей, выбивали огнем противотанковых ружей наши огнеметные танки и оказывали фанатичное сопротивление».


В документах есть воспоминания немецких солдат и офицеров о Прохоровке. Интересно описание сражения, сделанное Р. фон Риббентропом, командиром танковой роты: «…Над полем висела густая пелена дыма и пыли. Из этого ада продолжали выкатываться все новые и новые группы русских танков. На широком склоне их расстреливали наши танки. Все поле представляло собой «мешанину» разбитых танков и машин. Русские вели наступление очень массированно и невероятно упорно. Очевидно, русское командование собиралось ликвидировать угрозу, которую представляли наши войска, исключительно за счет грубой силы».


Унтер-офицер П. Карель в книге «Восточный фронт: «выжженная земля» поделился своими воспоминаниями: «Ситуация Ватерлоо повторилась у Прохоровки. Утром 12 июля 1943 г танки Ротмистрова двигались длинным эшелоном против танковых полков Хауссера, которые в это время выдвигались на перешеек. Две танковые лавины в тучах пыли и дыма грохотали навстречу друг другу на ограниченном пространстве».


Немецкий солдат-наводчик А. Новотный  на всю жизнь запомнил, как 4-я танковая армия открыла артиллерийский заградительный огонь, и какая отвратительная тогда стояла погода: «Первые часы наступления под Курском даже спустя полвека вызывают яркие воспоминания. Иногда мне кажется, что я до сих пор слышу невероятно громкий рев немецких орудий… зенитный, артиллерийский, минометный огонь, «Юнкерсы» и реактивные минометы Nebelwerfer («Ванюша»). Я не могу забыть бесконечный, ужасный дождь, дождь, дождь. Мы вымокли до нитки, действуя с полной боевой выкладкой, а повсюду была грязь по колено».


В последующие три дня ожесточенные бои проходили южнее Прохоровки. На этом участке  3-й танковый корпус армейской группы «Кемпф» пытался прорвать оборону 69-й армии в районе междуречья Северского и Липового Донца. Однако советские войска сдержали натиск немцев.


Немецкий план «Цитадель» потерпел неудачу. Танковые силы вермахта были сильно потрепаны и уже не смогли восстановить былую мощь. Начался период отступления немецких войск. Курская битва стала переломным событием в войне, показателем возросшей мощи советской армии, высокого военного искусства ее полководцев, стойкости и мужества солдат.


Поля в окрестностях Прохоровки будут вечно помнить о беспримерном подвиге русского солдата. Прохоровское поле по своей значимости в истории Отечества заняло такое же место, как Куликовское и Бородинское – знаменитые поля русской воинской славы.


Прохоровское танковое сражение выиграли наши войска. Оно стоило гитлеровскому вермахту огромных людских потерь и 400 танков. Немцам не удалось добиться решающего успеха и прорваться к Курску. Таким образом, гитлеровский план операции «Цитадель», как и его наступательная стратегия в целом, потерпел полное крушение.


Особо хочется подчеркнуть роль советских солдат, которые сражались против немцев. Именно от простого солдата, в конечном счете, зависело осуществление всех замыслов и решений командиров. Именно они в столь сложнейших условиях, при техническом и организационном превосходстве противника смогли устоять, уничтожить его основные ударные силы. При этом проявить чувство высокого патриотизма, стойкость и мужество, взаимовыручку и готовность к самопожертвованию во имя спасения Отечества. В боях под Прохоровкой участвовали войны более 36 национальностей СССР, основную массу из них составляли русские, но плечом к плечу с ними стояли воины всех народов Советского Союза, вместе они выстояли.

 

Автор: Васильченко Кирилл, 6 класс
МАОУ «Средняя образовательная 
школа  № 13 им. академика
М.К. Янгеля», г. Усть-Илимск
Руководитель: Урожаева Татьяна Петровна,
учитель истории



{song-list} Понравилась статья? Поделись с друзьями!!!

Каталог учреждений

Мультимедиа

Панель управления